?

Log in

No account? Create an account

September 4th, 2011

ВЕЛИКАЯ НЕВСТРЕЧА

Лев Толстой, говорят, хотел встретиться с Достоевским.
А Достоевский – нет, не хотел. Говорил, что ему трудно будет разговаривать с автором «Войны и мира».
Что он имел в виду?
Неужели какие-то счеты по поводу всероссийской славы? «Не могу я с ним встречаться! Как же-с – автор «Войны и мира» передо мной будет сидеть. Да еще на семь лет меня моложе. Нет-с, господа, и не уговаривайте. Непременно выйдет какой-нибудь надрыв. А то и припадок-с».
Или все-таки нечто другое?

Вопрос: была бы это та же «Война и мир», если бы Долохов застрелил Пьера, Лиза бы осталась жива, и князь Андрей тоже, а Наташа вышла бы за Бориса Друбецкого?
Думаю, при всех этих вариантах – да.
Потому что весь роман – про треугольник Николай-Соня-Марья.
Про выбор аристократа в пользу собственного аристократизма. То есть в пользу сохранения феодальной ренты.
А вот если бы Николай женился на Соне – это была бы совершенно другая книга. Про разорение, безденежье, нужду, попреки, зависть, семейные сцены, ужасные мысли: «почему я тогда на Марье Болконской не женился?» - порою произнесенные вслух, отчего жизнь становилось еще кошмарнее. Про унизительные займы у мужей Наташи и Веры, про закладные и проценты, про детей, которые презирают своих родителей за бедность («насмешка горькая обманутого сына над промотавшимся отцом» - помните?)…

Наверное, хорошая вышла бы книга. Классическое произведение великой русской литературы.
Но написал бы ее уже не Лев Толстой.
Вернее, Лев Толстой – но другой.
С которым бы захотел встретиться Достоевский.
LA TRAVIATA

Алеше Жиркову не везло с девушками, потому что он был очень доверчивый и быстро влюблялся.
Вот так он влюбился в Леру Фиалкину. Очень красивая девушка, брендовая на все сто. Но вся такая тонкая, интеллигентная. А потом ему сказали, что она просто путана. Ну, не просто, а дорогая содержанка. В данный момент в поиске. То есть свободная. Тут Алеша смело к ней подкатился, но не с деньгами – хотя деньги у него водились – а именно что с любовью.
И эта самая Лера его тоже полюбила, вот что интересно. Она даже решила оставить свою, так сказать, работу. Они уехали из Москвы, сняли дачу и стали жить вдали от светской жизни.

Однажды к ним заехал Алешин папа, Георгий Иванович. Специально подгадал, чтоб Алеши дома не было. Папа первым делом поинтересовался, на какие деньги они живут. Оказалось, на её сбережения. Он закричал, что скоро на всех сайтах писать будут: его сын – его сын! – живет на блядские заработки. Но потом извинился и серьезно попросил оставить Алешу в покое. Пообещал хорошие деньги в смысле отступного. И на прощанье немножко потрогал за талию. Намекнул, что сам не против, на договорных началах. И стал валить на диван.
- Не надо, - вырвалась Лера. – Я болею.
- Чем? – засмеялся Георгий Иванович. Он не про то подумал.
- Тем, - серьезно сказала Лера. – Тем самым.
- А как же Алеша? – Георгий Иванович даже побледнел. – Он теперь тоже?
- Нет, - сказала Лера. – Мы хорошо предохраняемся. И ездим проверяться.
- В общем, так, - сказал Георгий Иванович и достал пистолет. – Пиши ему письмо: «Полюбила другого, ухожу». Я тебя довезу до Москвы. В джипе охраны. Только не очень чихай на ребят.

Ясное дело, Георгий Иванович никому не рассказал об этом.
Поэтому через полгода Алеша снова встретил Леру в одном казино. Он как раз сильно выиграл. Кинул ей в лицо пачку денег: «Это тебе за дачу». И вторую – «А это на лечение». Лера упала в обморок. Она вообще держалась из последних сил, и вот силы кончились.

Георгий Иванович, однако, Леру не оставил. Чем-то она покорябала его бетонное сердце. Он снял ей однушку и нанял домработницу Аню; она в кухне жила. И давал деньги на лекарства.
Лера напоследок все-таки позвонила Алеше. Он приехал. И застал там отца. Чуть не заплакал. Георгий Иванович его обнял за плечи. А Лера сказала:
- Твои письма я потерла из компа, а кулончик забери. Подари его хорошей девушке. На которой женишься. Анюта, где тот кулон?
Та вошла и сказала:
- Я его немножечко примерила, - и стала снимать с шеи.
Тут Лера закрыла глаза и потеряла сознание. Все бросились звонить в «Скорую».
Когда все кончилось, Аня снова стала снимать кулон.
Алеша сказал:
- Оставьте. Вам очень идет.
Но Георгий Иванович вмешался:
- Дурак! – прикрикнул на сына. И Ане: - Отдайте нашу вещь, быстро.