?

Log in

No account? Create an account

September 9th, 2011

заметки по логике

ШИРОТА И ДОЛГОТА

Мой приятель, художник Сева Ш., вроде собрался еще раз жениться, после двух браков и примерно десяти лет холостой жизни.
Его новая избранница оказалась, как бы это выразиться… Но нет! Нет, я не имею никакого права делать замечания и задавать неприятные вопросы.
Однако один вопрос я все-таки задал.
Вопрос очевидно глупый. Но очень традиционный.

- Послушай, - спросил я его. – Ты ее любишь?
- Ну, ты прямо как моя покойная мамочка! – вдруг завопил Сева. – Ну, просто нет моих сил!
- Ага, - сказал я.
- Ничего не «ага»! – сказал он. – Да и вообще при чем тут?
- По-моему, очень даже при чем, - сказал я.
- Иди ты! – сказал Сева. – Ты хоть понимаешь, о чем ты спрашиваешь?
- Мне кажется, да, - сказал я.
- А мне кажется, нет, - сказал он. – Вот мама меня спрашивала, всякий раз, когда у меня на стороне баба появлялась…
- А ты что, маме сразу докладывал?
- Она сразу догадывалась. И вообще я ее очень любил, доверял ей, как никому. Значит, только я себе кого-то заведу, она тут же: «А ты ее любишь?» Люблю, конечно, а иначе зачем затеваться. «А Светочку, значит, больше не любишь? Совсем разлюбил?» Тьфу! Конечно, нет. Я их по-разному люблю. Любовь-увлечение, любовь-новизна, любовь-страсть, если вам угодно. И – любовь-привязанность, любовь-благодарность, любовь-нежность. А когда я где-нибудь на отдыхе заведу трехдневный романчик, я ведь тоже этой девочке скажу: «я тебя люблю». И это не будет враньем: тоже любовь. Любовь-желание. Любовь-приключение. Почему нет? Но мама не понимала. Сердилась. Говорила: «Любовь бывает одна!» Я говорю: но позволь, я еще и тебя люблю! И бабушку Машу! И сестру Лизу! Я еще родину люблю, вот! И Анну Ахматову!
- Хорошо, что все в женском роде, - сказал я.
- Не только, не только, - засмеялся Сева. – Еще я люблю своего отца. Вернее, любил, когда он был жив, и сейчас помню это чувство. А также Сезанна. Еще тебя, дурака, люблю. А вот ты меня любишь?
- Конечно, люблю, - сказал я. – Иначе не завел бы этот разговор.
- То-то же, - сказал он. – Очень широкое понятие.
- Думаешь, надо сузить? – спросил я.
- Еще чего! – сказал Сева.