?

Log in

No account? Create an account

December 17th, 2011

заметки по логике

ПАРОВОЗ И КОРОВА

В замечательной книге А. Ивича «Приключения изобретений» мне запомнился такой диалог. Цитирую по памяти, но близко к тексту.
Английские парламентарии обсуждают план строительства первой железной дороги. Председатель комиссии задает Стефенсону вопрос:
- А что случится, если на пути локомотива окажется, например, корова? Поезд, надо полагать, сойдет с рельсов?
То есть возражение уже готово. Как можно разрешать строительство железной дороги, если из-за какой-то пустячной коровы может произойти крушение? Поезд рухнет под откос, погибнут люди. Грузы рассыплются и станут добычей бродяг. В Британии коровы пасутся на каждом шагу. Риск слишком велик. Строительство надо запретить. Вернее, не разрешать.
- Нет, - отвечает Стефенсон. – Корова будет раздавлена, а поезд пойдет дальше.
- Раздавлена?! – в ужасе восклицает председатель комиссии. – И вы хотите, чтобы парламент разрешил столь кровавое и жестокое транспортное средство?

Возможно, данный депутат на самом деле не был таким простодушным. Наверное, он просто лоббировал интересы «гужевиков», так сказать.
Но он четко сформулировал аргументацию искренних староверов и стародумов:
Если паровоз сойдет с рельсов из-за коровы, он никуда не годен.
Если паровоз раздавит корову, он ужасен.
В любом случае он неприемлем, не нужен, вреден.


Я вспомнил это, читая комментарии к предыдущему посту.
Многие искренне считают, что прозрачность политики и бизнеса
(а) невозможна – в телекамеру будут метко плевать, записи и прочие данные заменять, монтировать, подделывать;
(b) вредна – преступники получат доступ к личным данным, люди лишатся своей приватности, бизнес погибнет без коммерческой тайны.

Однако железную дорогу все-таки построили.
С коровами как-то разобрались.
Но почему мы такие несмелые?

заметки по логике

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ЛЮБВИ

«Доказательство – это всего лишь рассуждение, которое убеждает нас настолько, что мы с его помощью готовы убеждать других» (Владимир Успенский).

Вот, например, итоги переписи 2010 года.
Оказалось, что за последние 8 лет население уменьшилось на 2,3 млн. человек.
А за предыдущие 12 лет – с 1989 по 2002 гг. – Россия потеряла 1,8 млн. человек.
То есть в славную эру стабильности народу убыло на полмиллиона больше, чем за все «лихие девяностые» с запасом.
Противники нынешнего режима, естественно, говорят: «Ага! Вот чем обернулась ваша хваленая стабильность!»
А сторонники не торопятся посыпать голову пеплом. Они говорят: «Повышенная смертность нулевых – это тяжелые последствия лихих девяностых».

В общем, «Мы не по думанью любим, а по любви думаем» (Василий Розанов).
ДОКТОРСКИЙ ПОДАРОК

В конце семидесятых у меня была знакомая, Наталья Петровна ее звали, врач в одной довольно известной клинике.
Она рассказала такую историю:

Одна пациентка, выписываясь из больницы, протянула ей маленькую красивую коробочку, в подарочной упаковке с ленточкой. Наверное, это муж пациентки принес, когда приехал забирать свою жену домой.
Наталья Петровна догадалась, что это духи, но на всякий случай спросила, слегка нахмурив брови:
- А что там?
- Французские духи «Эллипс», - сказала пациентка.
Духи «Эллипс» тогда стоили тридцать рублей. Не очень дешево, конечно, но и не Бог весть что такое. Наталья Петровна сказала «спасибо», и всё.
Но подумала, что через неделю – день рождения жены ее брата. Вот и подарок готов. Поэтому она не разворачивала упаковку, разумеется.

А еще через неделю жена брата зашла к ней домой по какому-то делу, и прямо в прихожей сказала:
- Спасибо тебе, Наташа! Какая ты добрая, внимательная! – и повертела ногой, обутой в новый сапожок.
- Ты про что? – удивилась Наталья Петровна.
- Не притворяйся! – сказала жена брата. – Я же говорила, что у меня нет зимних сапог, а ты запомнила и подарила мне сто рублей на сапоги.
- Сто рублей?
- Ну да! Одной бумажкой. Сверху духов резинкой прихвачены. Это что, разве не от тебя подарок?
- От меня, от меня, конечно, - сказала Наталья Петровна. – Ну, всё, хватит об этом. Носи на здоровье!
- Спасибо!
- Пожалуйста. Я очень рада, - честно сказала Наталья Петровна.

Она в самом деле была рада, что все вышло именно так. Что жена брата истратила эти деньги и придумала красивое объяснение
- Вот гляди, - объяснила мне Наталья Петровна. – Допустим, она догадалась, что это передаренный подарок. Да конечно, догадалась! Ну и что ей делать? Отдавать всю коробочку? Или только сто рублей? А мне что – брать назад? Глупо. Не брать – еще глупее. В любом случае обида и ссора.
- А если бы она вообще ничего не сказала? – спросил я. – Тихо бы купила себе сапоги, и все?
- Но остается пациентка, - сказала Наталья Петровна. – Сто рублей – это много, это явно аванс на будущее. Чтоб потом подъехать, взять домашний телефон… Допустим, звонит она мне в ординаторскую, а я ее отсылаю. Некогда, устала, мало ли что. Она думает: «Какая наглость! Какое рвачество!» А я не люблю, когда обо мне так думают. У меня от этого затылок болит, давление поднимается.
- В общем, надо говорить правду, - сказал я.
- Да, - сказала Наталья Петровна. – Но не совсем уж прямо всю.