?

Log in

No account? Create an account

December 21st, 2011

РИМСКИЙ ОБРЯД

- Надо с ней поговорить, - сказала мама.
- Надо, надо, - вздохнул папа. – Но с другой стороны: девочка окончила институт, работает. Готовит, стирает, гладит, убирает, домой приходит вовремя…
- Вот именно! – закричала мама. – Двадцать семь лет тетке, а она все девочка при маме с папой!
- Тссс! – папа дернул маму за руку. - Всё, хватит!
Слышно было, как открывается входная дверь.
- Не смей меня затыкать! – крикнула мама. Встала, распахнула кухонную дверь и громко позвала: - Татьяна! Иди-ка сюда.
- Сейчас, мамочка, я переоденусь, - послышалось из прихожей.
- Иди сейчас же, кому сказано!

Татьяна вошла, держа в руках плащ.
- Мы с отцом, - сказала мама, - уже немолодые люди. Но пока у нас еще есть силы и здоровье… и мы могли бы помочь… и для нас это была бы радость… - и вдруг заплакала: - Ты замуж собираешься?!
- Конечно, собираюсь.
У мамы тут же высохли слезы.
- В принципе собираюсь, - пояснила Татьяна. – Если встречу человека, которого полюблю, и если он меня полюбит…
- Пошла вон! – снова заплакала мама. Татьяна шагнула к двери. – Стой! – она остановилась. – А почему у тебя бойфренда нет, полоумненькая ты моя?
Татьяна пожала плечами:
- Потому что связь мужчины и женщины вне брака – это грех.
- В кого ж ты такая шибко православная? – захохотал папа.
- Я христианка римского обряда, - сказала Татьяна. – Я же вам говорила!
- А, да, да. Извини. Но ведь нормальные католики тоже как-то, - он поднял руку кверху и пошевелил пальцами, - в общем, как-то договариваются с богом. А?
Татьяна еще раз пожала плечами.
- Уйди, садистка! – закричала мама. – Стой! Ужинать будешь?
- Спасибо, мамочка. Буду, конечно.

В субботу папа внезапно вернулся с дачи.
Татьяна стояла у двери своей комнаты, накинув халат.
- Пожалуйста, посиди минут пять на кухне.
- У тебя мужчина? - сказал он. – Что плохого? Познакомь нас. Вы, полагаю, скоро повенчаетесь? По римскому обряду?
- Нет, – сказала Таня и чуть приоткрыла дверь. – Настя, оденься и выйди. Мой папа хочет с тобой познакомиться.
Он замахал руками, пошел в кухню, отвернулся к окну.
Через четверть часа вошла Татьяна.
- Прости, - сказала она.
- А бог простит? – спросил он.
- Не знаю, - сказала она. – Может быть. Бог прощает всех. Воров и убийц. А я не убила, не украла. Чем я виновата? Ты только маме не говори.
- Ладно, - сказал он. – Приберись, она через час приедет.

В понедельник он позвонил ей по мобильному. На работу. У нее было совещание, она не могла говорить, сказала, что перезвонит через час.
- Секунду! Одну секунду! – сказал он. – Ведь ты все выдумала, да? Скажи – да?
- Прости, - сказала Татьяна. – Да, да, разумеется. Да, конечно.
Он не понял, это она ему отвечала или кому-то на работе, кто был рядом.
А вечером не стал переспрашивать.