?

Log in

No account? Create an account

January 23rd, 2012

let's go Dutch

ЛЮСЯ, ПЕСОЧНИЦА И КРАСНЫЙ МАЯК

- Люся, ты ужрался в опилки, - сказала Наташа Алексею Ивановичу.
Они играли в одной песочнице, учились в одной школе, потом в одном институте, и даже полгода состояли в законном браке - черт-те когда, на третьем курсе. Но Наташа считала, что имеет на него особые права, и называла его детским именем. Хотя давно была замужем за французским банкиром. Лысый и в смокинге, француз бессмысленно улыбался. Он не понимал, что такое «ужраться в опилки», хотя знал русский.
- Все отлично, - сказал Алексей Иванович, садясь за стол.
Он сидел рядом с Наташей и ее Жан-Пьером, или как его там. Это Коля Васильев отмечал пятилетний юбилей внучки. Алексей Иванович был без жены, потому что жены у него не было. На данном историческом отрезке.
- Ты пригласил танцевать официантку, пьяный дурак! – сказала Наташа.
- А ты презренная снобка! – Алексей Иванович подставил коньячный бокал официанту. – Смелее, юноша! Еще смелее! – сказал он. Официант налил почти доверху.
Снова заиграл оркестр. Алексей Иванович выпил, прошел сквозь танцующих и опять наткнулся на ту самую официантку. Она была удивительно хороша.
- Позвольте на маленький танец, - сказал он.
- Извините, я на работе.
- Сейчас, сейчас мы вас уволим, - сказал он, взяв ее за руку. – Я, как бы сказать, отчасти хозяин этого кабака. Типа акционер… Где ваш директор?
- Извините, - она отняла руку и улыбнулась. – В другой раз.
- Я вас подожду, - трезво и зло сказал он.

Алексей Иванович стоял на тротуаре. Был снег и холод. Хмель почти выветрился, но болела голова.
Она вышла, наконец. Подошла к нему, остановилась.
- Поедемте, - сказал он.
- Вы меня даже не спросили, нравитесь ли вы мне, – сказала она.
- Я догадался, - сказал он.
- Куда едем? – спросила она.
- К вам, - сказал он.

У нее была однокомнатная квартира на улице Красного Маяка.
Она вышла в кухню. Он осмотрелся. Чисто и скромно. Сплошная IKEA. Книг мало, и очень разные. «Экономикс», «Как вести переговоры», и вдруг «Письма Достоевского к жене» и вообще нечто странное: «Гаспар из тьмы». Бедная девочка с претензиями. Но какая красивая. Но все равно тоска.
Он сел на диван и подпер голову кулаками.
- Вы загрустили? – она вошла, она была в коротком халате. – Вы отпустили машину? – он кивнул. – Давайте я вам вызову такси.
Он поднял голову. Она была просто чудовищно хороша.
- Ну, нет! – он встал и обнял ее.

- А хочешь, я на тебе женюсь? – спросил он ранним утром.
- Спасибо, - сказала она. – Вы просто замечательный. Но я подумаю.
- Боишься?
- Я, в общем-то, не совсем официантка, - сказала она. – У меня договор с журналом «Бастард». Я пишу очерки о профессиях.
- Ага, - сказал Алексей Иванович. – И дочь банкира, да? Зачем ты унижаешься? Что плохого быть официанткой?
Она встала, взяла со стола его мобильник, нашла номер, нажала кнопку.
- Ты что?! – он приподнялся на локте, и тут же услышал из мобильника громкий Наташин голос: «Люся! С ума сошел, звонить в семь утра?!»
- Мама, это не он, это я. Возможно, я выйду замуж. Поступило такое предложение.
«Налей ему полстакана, и пусть спит!» - раздалось в мобильнике.
Она нажала отбой.
- Я отзываю свое предложение, - сказал Алексей Иванович. – Извини.
- Вы ее до сих пор любите? – спросила она.
- Не знаю, - сказал Алексей Иванович. – А как тебя зовут?