?

Log in

No account? Create an account

February 4th, 2012

самые разные книжки

БИБЛИОТЕКА ДЛЯ ЧТЕНИЯ. 10

ГЕОРГИЙ ЭФРОН

Сикорский* возится с какими-то прескучными девчонками, а потом этим же хвастается. Я бы на его месте не терял бы времени и не стал бы мараться со всякими дурочками. Вообще мне кажется, что поистине увлекаться можно только женщиной в настоящем смысле этого слова. Подавляющее большинство девушек не умеет играть – именно играть, лавировать, заставлять о себе думать и себя желать. 99% девушек «играет» необычайно топорно и примитивно. Просто неохота возиться с этими или слишком покладистыми, или слишком бесполыми девчонками.
Кроме того, большую-пребольшую роль играет кадр, обстановка действия. Елабуга никак не может вдохновить меня на интерес к девицам. Положим, девицы – московские, но кадр – елабужский, с грязью, скукой. Впрочем, все это теория.
Но факт тот, что в Елабуге нет ничего интересного в смысле женщин, и Сикорский – шляпа, что добивается благосклонности каких-то десятиклассниц или студенток. Придет время, когда у меня будут настоящие женщины – шикарные, изящные, привлекательные. Ну их в задницу, этих «обычных девушек».
В комнате много мух. Погода стоит серая, то и дело накрапывает дождь. Прочел прекрасную пьесу Б.Шоу «Цезарь и Клеопатра».
Конечно, в области женщин я – привереда. Но это хорошо.
Мед уже почти весь съеден – это плохо.
Мать, наверное, приедет завтра.

Все-таки дыра эта Елабуга. Сидел бы сейчас в Москве. А может, я себя спас? Но еще увидим, что будет. Вдруг попаду в Чистополь, в более культурную обстановку, и буду учиться. Подружусь там с кем-нибудь… Дождь продолжается. Что я делаю в Елабуге, с грязью и дождем – с моей любовью к литературе, к Франции, к мировой политике? Бред все-таки, что я – здесь. Но ничего – «закаляюсь».
Сейчас вечер. Лил дождь. Писал о Париже; болит голова.

Вести из Чистополя таковы: прописать обещают. Комнату нужно искать. Работы – для матери предполагается в колхозе вместе с женой и сестрами Асеева, а потом, если выйдет – судомойкой в открываемой писателями столовой. Для меня – ученик токаря.
Итак, мы решили ехать завтра. Кто не рискует, тот не выиграет. В Елабуге – никаких перспектив. В Чистополе – неизвестность, но все-таки обещали, что постараются, чтобы это место судомойки осталось за матерью.
(1941)
---
*Вадим Витальевич Сикорский (род. 1922) - впоследствии советский поэт.

Георгий Эфрон. Дневники. Т.1. М, «Вагриус», 2007. С. 535 – 538.