?

Log in

No account? Create an account

February 5th, 2012

the beginning of an affair

ВСЕ ВПЕРЕДИ

- Не знаю, не знаю, - сказал Николай Петрович. – В России сотни маленьких неприбыльных издательств. Но главное: такому издательству, если вы его вздумаете затевать, совсем не нужен штатный юрист по авторским правам. Так что я вам не пригожусь.
- Нет, так нет, - сказала его собеседница.
Ей было лет сорок или даже больше, но она была очень ухоженная.

Встреча была в ресторане со странным названием «Суп, второе и компот». Это оказалось довольно дорогое заведение. В резных шкафах стояли бутылки с пожелтевшими этикетками вперемешку со старинными книгами. Николай Петрович вряд ли стал бы приглашать незнакомую даму в такой ресторан. Но, коли дама сама назначает свидание, пришлось соглашаться.
- Нет, так нет, - повторила она, собрала со стола бумаги и спрятала в сумку.
- Странно! – нахмурился он. – Все это вы могли рассказать мне по телефону. Или прислать по мейлу.
- Я думала, вам будет приятно выпить кофе в хорошем месте, - улыбнулась она.
Эта улыбка обидела Николая Петровича.
- Будьте любезны, счет! – он позвал официанта.
- Все в порядке, - сказал официант. – Уже все в порядке.
Значит, она заплатила. Ну, ничего. Он достал пятисотрублевую бумажку, протянул официанту:
- Это вам, спасибо, все было очень мило.
- Какой вы, однако, гордый, - сказала женщина.
- Что вам от меня надо? - спросил он. –
- Мне? – захохотала она. – От вас? Ровным счетом ничего. То, что мне было надо, я от вас уже получила! – И вдруг сказала совсем другим голосом: - Просто хотела на вас посмотреть.
- Постойте, - сказал Николай Петрович. – Постойте, дайте вспомнить… Семинар в Праге? Ну, то есть в Братиславе...
- Если бы семинар или курорт, я б не стала вас разыскивать, - сказала она.
- То есть? – помотал головой Николай Петрович.
- В случае семинара или курорта, – спокойно объяснила она, – я бы тебя запомнила. А так… Женщины бывают очень странные. Мне нужно было тебя увидеть. Живьем.
- Зачем?
- Красавец, как и было сказано, - проговорила она. – Рост сто восемьдесят, волосы русые, глаза голубые. Здоров. Интеллект высокий.
- Низкий, - сказал Николай Петрович. – Ни черта не понял. Всё, мне пора.
- Прощай, номер 88/303, - сказала она.

Встала и повернулась идти.
- Черт, - сказал он. – А они гарантировали полную анонимность!
- Атомную бомбу и то сперли, - обернулась она. – Неужели нельзя спалить донора? Хотя пришлось постараться, да. Женщины – они очень странные.
- В каком году? – спросил он.
- Какая разница? Я тебе никто.
- Ничего себе! – Николай Петрович тоже перешел на «ты». – Ты мать моего ребенка, вот ты кто! Значит, у моего сына есть брат. Или сестра. А? Кто? Как зовут?
- Неважно!
- Я все равно узнаю! Я все про тебя узнаю!
- Не выйдет! – и она быстро пошла к выходу.
- Увидишь! – крикнул он ей вслед.

самые разные книжки

БИБЛИОТЕКА ДЛЯ ЧТЕНИЯ. 11

МАРГАРИТА НАВАРРСКАЯ

В Туре жила некая горожанка, женщина красивая и порядочная. Достоинства ее были так велики, что муж не только любил ее, но и уважал и даже побаивался.
Но, как всем мужчинам, ему тоже приелась привычная пища, и он влюбился в одну из своих мызниц. И он стал часто уезжать из Тура на мызу и оставался там по два-три дня. А возвращался он после таких поездок всегда простуженный, и его бедной жене приходилось каждый раз немало возиться, чтобы его вылечить. А едва только он выздоравливал, он снова спешил в те же места и, предаваясь наслаждению, забывал все былые недуги.

Жена его, заметив, что он каждый раз возвращается оттуда в таком печальном виде, решила сама отправиться на эту мызу и нашла там молодую женщину, которую полюбил ее муж. И без всякого раздражения, но очень решительно она сказала, что муж всегда возвращается продрогший и больной. Бедная женщина стала просить у нее прощения. Тогда дама пожелала увидеть постель, на которой спал ее муж; и оказалось, что она такая жесткая и содержится в такой грязи и таком беспорядке, что ей стало жаль того, кому на ней приходилось спать. Она тут же велела привезти туда другую кровать, простыни, стеганое одеяло и покрывало, приказала прибрать комнату и обить стены тканями, прислала туда хорошей посуды, бочку доброго вина, всяких яств; и попросила мызницу, чтобы она впредь не отпускала своего любовника таким иззябшим.

Муж ее, как обычно, явился туда и был поражен, найдя это убогое жилище в таком порядке. Он еще более поразился, когда любовница его дала ему напиться из серебряного кубка, и спросил, откуда все это у нее взялось. Бедная женщина заплакала и сказала, что все это прислано его женою, которая сама украсила эту лачугу и наказала мызнице заботиться о здоровье мужа.
Увидав, сколь благородно поступила его жена, горожанин оставил своей любовнице денег, чтобы та ни в чем не нуждалась, а сам вернулся к жене, сказав, что если бы не ее ласка и доброта, он, верно, никогда бы не расстался с этой утехой.
И с тех пор они зажили в мире и дружбе и больше уже не вспоминали о прошлом.
(1542)

Маргарита Наваррская. Гептамерон. Перевод А.М. Шадрина. Л., «Наука», 1967. С.235 – 236.