?

Log in

No account? Create an account

February 9th, 2012

ЛЕНОЧКА И МАМА

- Кстати, - спросил Николай Петрович, - а чем ваша мама занимается?
- Ну… - Люба наморщила лоб. – Много читает. По-английски в том числе. Она закончила филфак. Ходит в театр. На выставки. Готовит разные вкусные вещи. Воспитывает своих детей, вот! Это главное!
- Простите, а… как ето сказат по-руски, what does she do for a living? – даже с некоторой злостью усмехнулся Николай Петрович.
Люба пожала плечами.
- Простите, а она замужем?

- Вы, наверное, думаете, - сказала Люба, - что я дочь маминого мужа от первого брака? Нет. Мама никогда не была замужем. Она меня удочерила, когда ей было двадцать два. Только-только защитила диплом. Там у них была гардеробщица, молоденькая девочка, приезжая. Вдруг мама заметила, что она с пузом ходит, и вся очень несчастная. От кого-то залетела. Мама стала ей носить пирожки и яблоки. Деньги давать. Эта девочка совсем была одна. Жила в общежитии. Мама ее повезла рожать. Эта Леночка родила меня и умерла. Родами умерла, как говорится, - вздохнула Люба. – Вот. И мама меня забрала к себе. Оформила удочерение.
- Да, - тоже вздохнул Николай Петрович.
- Ничего! – улыбнулась Люба. – Это жизнь! Мы с мамой ходим к Леночке на могилу. Три раза в год.
- Вы с мамой на могилу к Леночке… Занятно, - сказал Николай Петрович.
- Nolite judicare ut non judicemini, - сказала Люба.
- Ох, какие мы латинисты! Только «et non judicabimini», вы уж простите.
- Пожалуйста. Это известное разночтение, - сказала Люба. – У вас «и не судимы будете», а у меня «да не судимы будете». Небольшая, но разница.
- Да я никого не сужу, бог с вами, - сказал он.

Официант принес чайник и одну чашку.
- Еще чашку, пожалуйста, - сказала Люба. – Нас же двое!
- А про вашего отца что-то известно? – спросил Николай Петрович.
- Нет. Леночка не рассказала. Хотя мама очень спрашивала.
- А дедушка и бабушка у вас есть?
- Конечно, - кивнула Люба. – Но они умерли давно, когда мне было три года. Мама была поздним ребенком, понимаете?
- Понимаю. Вы не ответили на первый вопрос. Кем мама работает?
- Кажется, никем, - сказала Люба.
- А откуда же она, простите, деньги берет?
- Ей иногда звонят по телефону. И она говорит: «Вот, еще один мой должник объявился». Куда-то идет и приносит деньги.
- Много?
- Не очень, - сказала Люба. – Но нам хватает.
Вдруг у нее зазвонил мобильник. Она ответила. Долго слушала, кивая. Потом вдруг вскочила:
- Извините, не могу ни секунды! - и побежала к двери.
Он шагнул за ней, но наткнулся на официанта, который принес вторую чашку.
- Не надо, - сказал Николай Петрович. – Я же один.

Главного он так и не спросил.
Ну, ничего. Он взял мобильник и сохранил ее номер.
«Люба дочь Ек Дм» - написал он. Потом решил, что лучше короче:
«Люба». Но и это лишнее. Просто:
«Л».
ПРЕМИЯ «ФОРТУНА»

Настоящим уведомляю, что учреждаю первую по-настоящему независимую и свободную литературную премию.
Она не поддается никакому давлению. Ни политическая конъюнктура, ни склоки внутри литературного сообщества, ни прежние заслуги автора – ничто и никак не влияет на выбор лауреатов.

Награждение производится по следующим номинациям:
ФОРТУНА-fiction (обыкновенная художественная литература);
ФОРТУНА-fantasy (фэнтези и научная фантастика);
ФОРТУНА-kiss&kill (дамские романы и романы-триллеры);
ФОРТУНА-translation (переводные произведения);
ФОРТУНА-non-fiction (документальная, публицистическая, научная и научно популярная литература).
Кроме того, вручается премия «ФОРТУНА-grand».

Любой гражданин (читатель, критик или писатель) имеет право номинировать одно произведение в каждой из пяти категорий. Авторы могут номинировать свои произведения.
Номинируются книги, впервые вышедшие в свет в текущем году. Прием заканчивается в январе следующего года. Для номинации необходимо представить в Оргкомитет только выходные данные книги.
После того, как номинация окончена, формируются длинные списки – по двадцать одной книге в каждой категории.
Затем короткие списки – по семь книг в каждой категории.
Затем списки финалистов – по три книги в каждой категории.
Затем из финалистов выбираются лауреаты в каждой категории. Остальные финалисты получают звание дипломантов.

Длинные списки формируются так: бумажки с названиями книг закладываются в пластмассовые шарики, которые перемешиваются и выдаются наружу помощью лототрона.
Короткие списки формируются так: тридцать пять членов жюри случайным образом разделяются на пять групп по семь человек в каждой. Каждая группа по жребию приписывается к одной из категорий. Каждый член группы вынимает по одному шарику.
Финалисты определяются так: члены жюри по жребию вытаскивают по три шарика из каждой корзинки.
Все промежуточные результаты публикуются в прессе.
Наконец, пять маленьких детишек выбирают по одному победителю.

На торжественной церемонии вручения дипломов девушка, достигшая 21 года, но еще не вышедшая замуж, крепко зажмурившись, выбирает один шарик из пяти победных, определяя лауреата в номинации ФОРТУНА-grand.

Наградой является сам факт получения абсолютно не ангажированной премии.

P.S. Одну и ту же книгу может номинировать любое количество номинаторов, однако в лототрон пойдет только один шарик с ее названием; другими словами, количество номинаторов книги не повышает ее шансы.

самые разные книжки

БИБЛИОТЕКА ДЛЯ ЧТЕНИЯ. 15

КОРНЕЙ ЧУКОВСКИЙ

Вдруг появляются Каганович, Ворошилов, Андреев, Жданов и Сталин. Что сделалось с залом! А ОН стоял, немного утомленный, задумчивый и величавый. Чувствовалась огромная привычка к власти, сила и в то же время что-то женственное, мягкое. Я оглянулся: у всех были влюбленные, нежные, одухотворенные и смеющиеся лица. Видеть его – просто видеть – для всех нас было счастьем. Каждый его жест воспринимали с благоговением. Никогда я даже не считал себя способным на такие чувства.
Домой мы шли вместе с Пастернаком и оба упивались нашей радостью.
(1936)

Был вечер, посвященный памяти Горького.
Первым выступил Федин. Он говорил вяло, хотя и крупно: указывал на близость к Горькому великого Сталина, говорил об утрате, которую в лице Сталина потеряла вся наша литература, но ему не хватало пафоса, он часто повторял одно и то же. Вторым выступал Всеволод Иванов. Он подробно описал встречу Сталина с писателями на квартире у Горького – это было очень поэтично, взволнованно. Именно во время этой встречи Сталин произнес бессмертные слова об «инженерах человеческих душ».
(1953)

Застрелился Фадеев.
Мне очень жаль милого Александра Александровича – в нем – под всеми наслоениями – чувствовался русский самородок, большой человек, но боже, что это были за наслоения! Вся брехня сталинской эпохи, все ее идиотские зверства, весь ее страшный бюрократизм, вся ее растленность и казенность находили в нем свое послушное орудие.
(1956)
____
(курсив автора)

Корней Чуковский. Дневник 1936 – 1969 (третий том Дневника). М. «ПРОЗАиК», 2011. С. 19 – 20, 135, 215.