?

Log in

No account? Create an account

February 16th, 2012

Я ЗНАЮ, ЧТО ТЫ ЗНАЕШЬ

- У моей мамы возникла маленькая проблема, - сказал Николай Петрович своей жене Алине.
Сказал сразу, еще в прихожей, не успев повесить плащ.
- Что такое? – Алина поцеловала его в щеку.
- Ей нужно взять большой кредит. А подо что? Я оформляю ей дарственную на эту квартиру. И на дачу тоже. И на машину. Тебе надо подписать, что ты не возражаешь. Ты не возражаешь?
- Конечно, нет, – сказала она.
- В смысле?
- Ты какой-то странный. Конечно, не возражаю! Иди, мой руки.

Сидели на кухне и ужинали.
- Тут смешная история, - сказала Алина. – Тебе как адвокату будет интересно.
- Ты уверена, что это мне интересно, а не кому-то нужно?
- Ну, извини.
- Ладно, давай, выкладывай.
- Да нет, нет, не надо, – пожала плечами Алина. – Прости, что побеспокоила.
- Ну, что ты, в самом деле, - тут же раскаялся Николай Петрович. – Это ты прости. Устал я за сегодня. Дурной какой-то день.
- У одной моей подруги есть младшая сестра, - помолчав, сказала Алина. – Ее обидел мальчик. Я не знаю, кто там прав, кто виноват. В общем, она жутко обиделась. Решила его наказать. Ну и через каких-то подружек наняла двух парней. Чтобы они его слегка побили.
- Красиво! – Николай Петрович посмотрел на нее исподлобья.
- А дальше смешно: они взяли с нее аванс…
- Сколько? – быстро спросил Николай Петрович.
- Ой, ну откуда я знаю! Какие деньги у этих детей! Какая-нибудь детская сумма. Тысяча рублей аванс, две тысячи после исполнения.
- Точно?
- Да нет, это я так, для примера. А потом приходят к и говорят: «Знаешь, мы забоялись. Нам как-то стремно». И вернули аванс!
- Вот и слава богу. Повезло девушке. Если бы их поймали, и они бы на нее показали – она могла бы огрести. Как заказчица.
- Сколько? - быстро спросила Алина.
- Я, конечно, могу поискать, но это уже будет платная консультация, - он довольно-таки зло улыбнулся.
- А она, дура такая, теперь хочет их наказать.
- Кого?
- Ну, этих, которые обещали побить мальчика.
- Зачем ей это надо? Моральный вред, что ли? – спросил он
- Не знаю. Она спрашивает: на них есть какая-то управа? А то, понимаешь, обещали, аванс взяли, ничего не сделали, аванс вернули, а она как идиотка.
Николай Петрович рассмеялся:
- Почему «как»? Идиотка и есть. Ничего, подрастет, поумнеет. Ей очень повезло, клянусь тебе. Она могла здорово влететь.
- Я ей так и передам, - сказала Алина.

- Да, и еще вот, - сказал Николай Петрович, вставая с табурета. – Я ушел из «дела дистрибьюторов». Ну, или меня ушли, какая разница. В общем, меня там нет. Так что гонорар – увы.
Она немного помолчала, потом подняла на него свои прекрасные синие глаза, сияющие из-под пушистых темных ресниц, и бодро сказала:
- Ничего! Проживем, не умрем с голоду! Налей мне чаю, раз уж ты встал.

Николай Петрович налил ей чаю и понял, что ничего не понимает.
«Ненавижу баб», - второй раз за этот день сказал он. Но на этот раз про себя.

самые разные книжки

БИБЛИОТЕКА ДЛЯ ЧТЕНИЯ. 22

АЛЕКСАНДР ШЕНКЕР
Зимой 1770 года в лесу между деревней Конная и Финским заливом, примерно в часе езды на санях от Санкт-Петербурга, бурлила жизнь. Широкая просека, снег с которой смели до самой промороженной земли, была полна народа. Стучали молоты, раздавался звук топоров, визг пил, гул людских голосов. С нависшего над просекой снежного намета открывалось прелюбопытнейшее зрелище: на похожей на сани платформе покоился гранитный валун высотой в четыре человеческих роста. Очертаниями он напоминал нос корабля. На верху валуна стояли два барабанщика, отбивая ритм. Дюжина каменотесов трудилась над валуном, деловито отсекая куски. Позади каменотесов, на маленьком уступе, стоял кузнечный горн, и два кузнеца занимались своим делом. Но самым поразительным было то, что валун и все облепившие его люди медленно двигались к морю.

В этой процессии участвовали сотни людей. Одни шли рядом с валуном, выкрикивая приказания. Другие поворачивали вороты. Третьи проверяли раму. Четвертые вытаскивали деревянные брусья из-под задней части камня и переносили их вперед. Пятые следили за санями, а шестые просто болтались рядом, чтобы не пропустить зрелище, о котором только и говорили в столице.
Зрелище, которое потом будет названо самым замечательным техническим достижением XVIII века. И это будет вполне заслуженно, потому что впервые по земле и воде перемещали такую громаду, не говоря уже о том, чтобы сделать это во имя искусства.

Фальконе не надеялся, что найдется достаточно большой валун, и полагал, что скалу-пьедестал придется собирать из нескольких камней. Когда, ко всеобщему удивлению, такой огромный валун был найден, все полагали, что перевезти цельный камень в Петербург будет невозможно. Самым очевидным способом было бы разрубить валун на несколько частей и снова соединить их на Сенатской площади. Все, включая Фальконе, стояли за такой способ.
Но не Екатерина. Она хотела привезти в столицу целый валун.
Екатерина была политиком до мозга костей, и она не прогадала. Невероятная сага успешных поисков и перевозки грандиозного камня захватила умы всего мира и принесла Екатерине почти столько же славы, сколько запуск первого спутника принес Хрущеву.
(2003)

Александр Шенкер. Медный всадник. Памятник и его творцы. Перевод Т.В.Бузиной. СПБ, «Дмитрий Буланин», 2010. С. 163 – 164.