?

Log in

No account? Create an account

February 19th, 2012

ЖЕНИХ ДЛЯ ДОЧЕРИ

- Травмы, несовместимые… - сказал врач. – На скорости сто сорок, без шлема…
- Без шлема?! – Николай Петрович оттолкнул врача и побежал по коридору.
Перед дверью палаты он остановился.
Мысли бежали и сталкивались. Она не умеет водить мотоцикл. Допустим, научилась. Тайком от него. Да, да, он почти не бывает дома, она одна целыми днями, мало ли что ей в голову могло взбрести. Она не умеет стрелять, прыгать из окна. Ладно, допустим, тоже научилась. Тогда, получается, Катя сказала правду – Алина хочет, чтоб его не было. Не за деньги, не за квартиру-дачу… Какая-то жуткая ненависть. За что?
Но почему без шлема? Она же была в полной экипировке!
Николай Петрович открыл дверь.

- За что ты меня ненавидел? – проговорила Алина.
Она тяжело и редко дышала. Ее лицо было сплошной кровоподтек.
- Я тебя любила. Ты хотел меня убить, - едва шептала Алина. - Ты меня заказал. Ей. Чтоб жениться на ее дочке. Она мне рассказала правду.
Николай Петрович схватился за голову.
- Я ей ключи дала… и внизу ждала на мотоцикле… Я сзади сидела…
- Я очень тебя люблю! – крикнул Николай Петрович и заплакал от стыда – так это прозвучало глупо, пошло, ненатурально.
- Врешь, - сказала Алина и закрыла глаза.

- Она вылетела с заднего сиденья на высокой скорости… - сказал Николаю Петровичу следователь. – На повороте. В лоб встречному «форду». На глазах сотрудника ГИБДД лейтенанта Доценко. Вот, – он протянул запечатанный конверт, – сотовый телефон, бумажник и часы золотые «омега». Вскройте, проверьте, распишитесь.
- А можно не вскрывать и не проверять? – спросил Николай Петрович.
- Ладно, - сказал следователь. – Но расписаться надо все равно.
Николай Петрович расписался.
- Приношу соболезнования, - сказал следователь. - У вас ведь ребенок остался, без матери, тяжело как.
- Да, - сказал Николай Петрович. – Сын. Четыре года. Сейчас у бабушки живет, у ее мамы. В Ярославле. Он там с лета живет. Не знаю, как ему сказать.
- Никак не говорите, - сказал следователь. – Пусть поживет. Год, другой, до школы. Маме некогда, мама уехала. Пусть забудет. А там вы на другой женитесь. Вот и мама подоспеет. У меня точно так было, - вздохнул он.
- Да, а кто был за рулем мотоцикла? – спросил Николай Петрович.
- Мотоцикл нашли на следующее утро. В Коптево, в промзоне. Мощная такая «Ямаха». Числилась в угоне. И всё. Никаких отпечатков. Рядом что-то жгли. Обгорелая бумажка осталась, единственный вещдок…
Следователь достал из папки прозрачный файл.

Лоскут бумаги с обрывком телеграфной ленты. Слова «дал что украина и час».
- Вот думаем, что бы это могло быть, - сказал следователь.
Николай Петрович пожал плечами и уложил конверт с Алиниными вещами в свой портфель.
- Вы имеете что-нибудь сообщить следствию?
- Нет, - сказал Николай Иванович. – Не имею.

самые разные книжки

БИБЛИОТЕКА ДЛЯ ЧТЕНИЯ. 25

АЛЕКСЕЙ ЛОСЕВ

Надо придумать такое тело, в котором было бы подчеркнуто, что это именно тело, живое тело, а не дух и не душа, но так, чтобы в то же время общая идея жизни была бы дана не личностно, не духовно-индивидуально, а именно как общая идея, как безразличная стихия жизни.
При этих условиях мы получаем не тело просто, не статую просто, даже не голое тело просто, а только один фаллос, фаллос как таковой.
Фаллос и есть, по моему ощущению, основная интуиция платонизма, его первичный пра-миф.
И не фаллос в своих функциях реального оплодотворения – нет, далеко не это есть платонический пра-миф. Нет, это, может быть, какой-нибудь иудейский пра-миф. А платонизм строится не на этом.
Платонизм строится на непорождающем фаллосе, на фаллосе без женщины, на однополой и безличностной любви. Платонизм тут гораздо созерцательнее тех чисто иудейских интуиций питания, роста и размножения, гораздо отвлеченнее и бесплоднее, гораздо скульптурнее.
Рождение детей для платоника и грека – довольно низменное занятие. Гораздо интереснее и мистичнее созерцать самый фаллос, совершенно отбрасывая всякие мысли о продолжении рода.

Эрос и есть фаллос, данный как личность, как та единственная безличностная личность, которая только возможна для грека и Платона. Эрос есть весь вожделение, стремление и похоть, он всегда – алкание, искание, щекотание и зуд.
Не важно, что высшие степени восхождения предполагают чистый ум. И в уме можно представлять себе фаллос.
Эрос превращается в тонкого диалектика в искусного ритора и опасного спорщика и убеждателя, в любовного интригана, в вечного искусителя.
Пра-мифом платоновского учения об идеях является мужчина, склоняющий прекрасного юношу к любви при помощи тонких риторических и диалектических приемов. Это тонко логически воспитанный человек, утонченно любящий и склонный только ко всему прекрасному.
(1928)
____
(курсив автора)

А.Ф.Лосев. Очерки античного символизма и мифологии. М., «Мысль», 1993. С. 677 – 679.