?

Log in

No account? Create an account

March 8th, 2012

только восхищение

ПРЕКРАСНЫЕ ЛЮБИМЫЕ ЕДИНСТВЕННЫЕ -
С ПРАЗДНИКОМ!


Φαίνεταί μοι κῆνος ἴσος θέοισιν
ἔμμεν' ὤνηρ, ὄστις ἐνάντιός τοι
ἰζάνει καὶ πλάσιον ἆδυ φωνεί-
σας ὐπακούει
καὶ γελαίσας ἰμέροεν

lle mi par esse deo videtur,
ille si fas est superare divos,
qui sedens adversus identidem te
spectat et audit
dulce ridentem

Тот с богами, кажется мне, стал равен,
Тот богов превыше, коль то возможно,
Кто сидит напротив тебя и часто
Видит и слышит,
Как смеёшься сладко
ЖЕНЩИНА И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

В политической философии есть у нас один писатель, вернее – писательница, который – вернее, которая – представляет собою замечательное явление.
Сегодня, в день борьбы женщин за свободу и равноправие, уместно будет вспомнить о ней и передать ей привет.
Это Божена Львовна Рынска.
Предвижу недоумение. Спешу объясниться.
Да, в текстах Божены Рынской много всяких гламурных и амурных штучек. Много платьев, сумок и кремов. Много любовных происшествий.
Но все это не имеет никакого значения для оценки того вклада в политическую философию, который внесла, и с пчелиной прилежностью ежедневно продолжает вносить Божена Рынска.

Взять, к примеру, Достоевского.
Он был игрок, безвольный до бесстыдства. Он был антисемит. Он был шовинист. Он на полном серьезе мечтал о захвате Стамбула, то есть о большой крови.
Но мы его ценим не за это. Мы его за это даже не упрекаем. Ибо он велик как тайновидец бездн человеческой души.
Не то что бы я сравнивал Божену Львовну с Федором Михайловичем.
И однако. Все ее клатчики и юбочки, тусовки и любимые мужчины отступают в тень перед тем важнейшим, что она вслух произнесла, что она годами пытается вдолбить в наши невосприимчивые головы и сердца.
А именно:

Главное в этом мире – честь. Личное достоинство человека. И не честь вообще, а своя собственная. И не честь в принципе, а чисто конкретно: ударили – дай сдачи.
Перед этим отступают в тень все рассуждения о партиях и ценностях, о моделях модернизации, об эволюции и революции, и пр., и пр. Более того, при отсутствии личной чести и личного отпора – эти слова не стоят бумаги, на которой написаны.

До тех пор, - пытается до нас достучаться Божена Львовна, - пока мы не научимся обижаться на данного конкретного обидчика, и давать ему немедленный соразмерный отпор, до тех самых пор ничего у нас не получится. Ничегошеньки.
И она совершенно права.
А я – совершенно серьезен.

самые разные книжки

БИБЛИОТЕКА ДЛЯ ЧТЕНИЯ. 43

АНАТОЛЬ ФРАНС

«Известно, что люди глупы, несведущи и злы. Они должны трудиться, чтобы жить, но они восстают против этого божественного закона и не только не находят счастья в труде, но предпочитают воевать вместо того, чтобы работать; им больше нравится убивать друг друга, чем помогать один другому. Но надо признать, что краткость их жизни – главная причина их невежества и свирепости. Они живут так недолго, что не успевают научиться жить.
Народ гномов, живущий под землей, лучше и счастливее их.
Однако благодаря чрезмерности своих несчастий и своей жестокости люди обладают одной добродетелью, которая делает душу некоторых из них более прекрасной, чем души гномов. Эта добродетель, сияние которой для мысли то же, что для очей нежное сияние жемчуга – чувство жалости. А познается оно в страданиях».

«Дети мои, любить пылко – это еще не все. Надо еще хорошо любить.
Любить пылко – это, конечно, прекрасно, но любить самоотверженно – еще лучше. Пусть же любовь ваша будет столь же нежна, сколь и сильна, пусть в ней не будет недостатка ни в чем, даже в снисходительности, и пусть к ней всегда примешивается немножко сострадания.
Вы молоды, прекрасны и добры, но вы люди – и тем самым подвержены многим несчастьям. Вот поэтому-то, если к тому чувству, которое вы испытываете друг к другу, не будет примешиваться немного сострадания, это чувство не будет отвечать всем превратностям вашей совместной жизни. Оно будет подобно праздничной одежде, которая не защищает ни от ветра, ни от дождя. Истинно любят только тех, кого любят даже в их слабостях и в их несчастиях.
Щадить, прощать, утешать – вот вся наука любви».

Анатоль Франс. Пчелка. Перевод С. Боброва. В кн.: Собрание сочинений в восьми томах, том II. М., ГИХЛ, 1958.