?

Log in

No account? Create an account

May 3rd, 2012

НАДРЫВ И НАДЛОМ

Мой папа рассказывал:

В студии Алексея Дикого, где он учился актерскому мастерству, ставили учебный спектакль.
Не помню названия. Но это не так важно.
Пьеса была переводная (английская? американская?) – и там была героиня, такая неустроенная, несчастная молодая женщина.
Раздавленная жизнью. Может быть, даже чахоточная.
Кажется, ее звали Лилиан.

Идет распределение ролей.
И вдруг одна из студиек – девушка рослая, румяная и зычноголосая – чуть не заплакала:
- А почему это Таньке дали роль Лилиан? Я так хотела сыграть Лилиан!
- Видите ли, - говорит Дикий, - ей эта роль больше подходит. По фактуре.
- По какой фактуре?
- Перечитайте пьесу, – терпеливо говорит Дикий. – Вы сами всё увидите.
- Что я там должна увидеть? Там написано: «Лилиан, 20 лет». Мне тоже двадцать лет!
- Дело не только в возрасте, - деликатно объясняет Дикий. – Эта Лилиан, она ведь совсем не похожа на вас, она вся такая надломленная, надорванная…
Претендентка покраснела, а потом сказала:
- Я тоже надорванная!