?

Log in

No account? Create an account

June 8th, 2012

ЭТО БЫЛИ НЕ МЫ, И СТЫДИТЬСЯ НЕ НАДО

Печальная дата советской истории – 8 июня 1934 года. В этот день ВЦИК СССР принял закон о суровой каре, вплоть до смертной казни, за попытку побега из страны. Была установлена также ответственность членов семьи убежавшего.

До этого в СССР преступным перебежчиком считался военнослужащий, перешедший на сторону врага (это естественно и правомерно), а также служащий советского учреждения за границей, не возвратившийся на родину по требованию начальства (это балансирует на грани правомерности, но хоть как-то понятно).
По новому закону государственным преступником признавался любой гражданин, попытавшийся покинуть страну. Хоть турист, хоть артист, хоть житель приграничной деревни.

При этом в 1934 году не было никакой внешней угрозы, которая могла бы оправдать столь строгие меры. Запад, кряхтя, еле выползал из Великой депрессии; Гитлер только год как стал канцлером и ещё не успел ничего международно-опасного вытворить.
Причины были исключительно внутренние: коллективизация и голод.
В отсутствие свободных выборов люди могли проголосовать ногами.

Сын за отца не отвечает.
Тем более не отвечают правнуки за прадедов.
Это сделали не мы, и стыдиться не надо. Надо лишь сказать правду.
Поэтому давайте скажем прямо:
8 июня 1934 года СССР официально объявил себя тюрьмой.

PS.
Маленький, но симптоматичненький update:
http://www.gazeta.ru/news/lenta/2012/02/08/n_2197181.shtml
ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И… И ЧТО?

По поводу предыдущего поста.
Мне написали в комментариях, что закрытие страны – это, конечно, ужас; но в этих условиях сформировалась советская интеллигенция.
Но мне вдруг показалось, что советской интеллигенции – не было.
Как единого целого, я имею в виду.
Ну, нельзя же на полном серьезе считать советской интеллигенцией тех, кто регулярно читал «Литературку», «Новый мир», «Знамя» и прочие прогрессивные издания!
А если считать так, то придется признать, что она, советская интеллигенция, сформировалась только к концу 1970-х, окрепла в перестройку и растворилась в начале 1990-х. То есть жизни ее было с гулькин век. Как-то даже обидно.

Мне кажется, были вот какие люди.
Были просто специалисты, люди с образованием и/или талантом. Они просто работали. Не старались специально прислужиться власти, не были замешаны в репрессиях, но и не выступали против режима. Среди них были богатые и бедные, знаменитые и безвестные. Такие были и при Сталине, и при Хрущеве, и при Брежневе.
Среди них была некоторая – не очень большая! – доля скрытых противников режима.
Были диссиденты, маргиналы, подпольщики. Борцы.
Наконец, были дорогие проститутки, рьяно служившие режиму за особые подачки, льготы, ордена, должности. Причем (в отличие от специалистов) их доходы и ордена сильно превышали их реальный творческий вклад. Такие, что ли, баловни судьбы. Фавориты власти.

Совестливые и бессовестные люди были в любой из этих категорий.
Кочетов доставал заграничные лекарства писателям-диссидентам; Фадеев кому-то тайно помогал, а потом и вовсе застрелился от тоски и раскаяния.
А один прекрасный филолог и историк каленым железом вытравлял своих оппонентов отовсюду, откуда мог – а мог он многое, ибо был членом всех ученых советов и редколлегий по своей специальности.

Ну, и конечно – одна-две трагические фигуры.
Которые колебались между звездами-премиями и попытками как-то бороться. Сахаров до ссылки в Горький (после чего он стал чистым диссидентом, борцом). Ну, еще, может быть, Шостакович (по каким-то отрывочным сведениям). Больше не могу вспомнить.

Я не знаю историю Германии, Испании, Италии, Аргентины, Румынии при Антонеску и Чаушеску, Греции при «полковниках» – но сдается мне, при любом авторитарном или тоталитарном режиме всё примерно так же…
А как обстоят дела с интеллигенцией при демократическом режиме, я просто понятия не имею.