?

Log in

No account? Create an account

June 13th, 2012

кукла наследника Тутти

ИЗМЕНА, ГОСУДАРЬ!..

«Семья только в самом первобытном и простом быту может держаться без помощи магдалин, как это мы видим в глуши, в мелких деревнях; но чуть только является большое скопление в центрах, так являются они, и всегда соразмерно величине центра.
Только земледелец, никогда не отлучающийся от дома, может, женившись молодым, оставаться верным своей жене и она ему, но в усложненных формах жизни мне кажется очевидным, что это невозможно (в массе, разумеется)… Представьте себе Лондон без своих 70 тысяч магдалин? Что бы сталось с семьями?».
(Лев Толстой, письмо Николаю Страхову, 19 марта 1870 года).
Магдалины – это проститутки.
Толстой, таким образом, не считает грехом ни самое проституцию, ни поход к проститутке.

Так было почти всегда. Благородный дворянин или крепкий горожанин мог изменить законной супруге с женщиной, равной или высшей по положению, и законная супруга могла устроить скандал. Но если он развлекался с крестьянками или служанками, никакая жена не считала это изменой.
Другие нынче времена. Вряд ли какая-то жена стерпит, если муж будет ходить в бордель. То есть какая-то, может, и стерпит – только вряд ли ей это понравится.
Это, безусловно, свидетельствует о прогрессе нравственности.

Жизнь, однако, не стоит на месте. В газетах пишут, что где-то вот-вот откроются заведения с электронными женщинами. Не просто с резиновыми куклами, а именно что с весьма совершенными сексуальными роботами. Которые откликаются на собственное имя, реагируют на контакт, и вообще чуть ли не разговаривают с посетителями о любви и политике.
Ну, а где электронная женщина, там и электронный мужчина для тех же целей.

Вот и вопрос: связь с такой вот «хайтек-Суок» – это измена?
Или нет?
Ведь (особо благовоспитанным просьба не читать) когда мужчина или женщина, пардон, самоудовлетворяется тем или иным манером – вряд ли жена/муж будут считать это нарушением супружеской верности.
Потому что тут не участвует третье лицо.
А сексуальный робот – он еще вещь? Или уже лицо?