?

Log in

No account? Create an account

September 2nd, 2012

НАИМЕНЬШЕЕ ЗЛО

Мне часто снятся книги. Вот опять приснился роман.
Толстая книга в светло-сером картонном переплете с матерчатым корешком, как издавали в пятидесятые-шестидесятые годы. Автора не помню, название тоже.
Но сам роман довольно интересный.

Про то, как скромный человек мирной профессии – вроде экономист-плановик, а может, зав.библиотекой; негодный по здоровью к военной службе – вдруг оказался «под немцами». Поскольку жил на западной границе, в маленьком городе, который оставила Красная Армия буквально в первые дни войны, а еще через неделю фронт откатился километров на полтораста к востоку.
У него жена и сын-школьник.
Он – не еврей, не коммунист.
Однако жить-то надо. Кормить семью.
Он и живет. Устраивается, смешно сказать, директором театра. В театре ставят классику. Чехов, Островский, Шекспир. Сказки Гофмана – для детей.
Он никого не убивает, не доносит на нелояльных сослуживцев; но и не пытается связаться с подпольем, не прячет тех, кому грозит смерть. Впрочем, никто не обращается к нему за помощью. Он вообще сомневается, что антифашистское подполье на самом деле существует: так, во всяком случае, он отвечает сыну. И говорит, что нормальный человек должен жить нормально. Не лезть на рожон из принципа, но избегать прямых и явных подлостей.
Жена вообще не задает ему вопросов.
В сорок четвертом они всей семьей бегут в Германию вместе с отступающими немцами. Там, изрядно помыкавшись, они находят пристанище в маленьком городке на границе с Францией; живут тусклой жизнью трудящихся бюргеров.
Всё.

Итак, мне приснилось, что я сижу в большой светлой комнате. Круглый стол, и за ним человек десять. Это литературные критики, кажется. Идет обсуждение вот этого романа.
Дело происходит в начале 1960-х, но я уже взрослый. Не такой старый, как сейчас, но и не двенадцатилетний мальчишка. Мне лет тридцать или сорок. Во всяком случае, в разговоре я участвую на равных.
Все кричат: «Публикация этого романа – ошибка!» «Кто редактор, как могли допустить?» «Это очень вредная книга!» «Это апология предательства!»
- Почему апология? – говорю я. – Автор его не оправдывает.
- Он ему сочувствует! – слышу в ответ. – Кстати, зачем он пишет от первого лица? От лица этого негодяя? Автор сам в глубине души предатель!
- Что вы! – говорю я. – Это книга о том, что нельзя выбирать «наименьшее зло».
- А раз так, почему автор оставил героя жить? Даже подарил ему домик на берегу реки? Вот если бы в эшелон попала бомба, или его бы пристрелил пьяный эсэсовец! Тогда другое дело.
- Маленькое зло очень часто остается безнаказанным, - говорю я.
- Вот и выходит апология предательства, – заключает мой оппонент.
- Да, да, да! – кричат все. – Вредная книга! Враждебная книга!
Чувствую, что не смогу их переубедить.