?

Log in

No account? Create an account

October 21st, 2012

а поговорить?

УСЛОВНАЯ ТАНЯ

- У нас с Наташей все началось здесь, в Праге, - сказал Валерий Сергеевич. – Хотя, конечно, я ее знал довольно давно. Она сначала в нашей газете работала, потом в Известия перешла.

Мы с ним сидели в кафе на самом верху, около Града, на улице Увоз. Столик у каменной загородки, сверху вся Прага видна. Вечер. Красиво.
- Это смешно получилось, - продолжал он. – Лет пятнадцать назад. Конференция в Праге. Перспективы Европы. НАТО-шмато, ЕС-шмеэс. Родной печатный орган меня командирует. Надо визу получать. В назначенный день иду в посольство. В центре, на улице Фучика, знаете?
- А как же, - сказал я.
- Иду себе пешком от Маяковки. Вхожу в этот визовый отдел, вижу – она.
- Кто? – спросил я. – Наташа?
- Да нет! – засмеялся он. – Ну, неважно. Таня Петрова, условно говоря. Мы с ней были едва знакомы. Я ей киваю, она мне тоже. Ничего особенного: крашеная брюнетка, широковатая в плечах. Но она мне очень нравилась. Сам не знаю, почему. Я так обрадовался, что мы вместе в Прагу едем. Отдали нам паспорта, я говорю: «Вам до метро?» Она: «Нет… мне тут надо…» - и убегает. Ну ладно, мало ли. В магазин зайти, или кто-то ее ждет. Постоял и пошел. И вдруг вижу – она по другой стороне Брестской улицы чешет к метро. Никто ее не ждет, никуда она не заходит. Просто не захотела идти со мной… Вам это вообще интересно слушать?
- Да, да, конечно! – сказал я.
- А то на меня иногда нападает этакий трёп, - вздохнул Валерий Сергеевич.
- Что вы, что вы! – сказал я.

- Вот. Через неделю в Праге. Вышел в холл гостиницы, хотел просто подышать, постоять на улице. Время полночь, голова гудит. А тут как раз Наташа, к лифту идет. Я же ее давно знал, я же говорил. Я к ней: «Давай пройдемся? Полчасика?» Она: «Давай!»
И тут, откуда-то сбоку, эта самая, условно говоря, Таня Петрова: «Гулять идете? Я с вами. Можно?»
А меня зло взяло. Значит, когда я тебе предлагал до метро дойти, ты не захотела? Так вот тебе. «Нет, - очень грубо говорю. – Нельзя». Она даже покраснела. «А почему?» - от растерянности спросила, такое хамство в лицо. «А потому, - отвечаю, - что нам с Наташей надо поговорить. Всего доброго». Взял Наташу под руку; вышли наружу.
Идем. Молчим. Вдруг Наташа спрашивает: «О чем ты хотел поговорить?»
А я ни о чем не хотел, я просто так, чтоб отвязаться от этой, условной Тани.
Молчу. Она повторяет: «Ну, говори, говори».
Я обнял ее за плечо и говорю: «А ты что, сама не догадалась?»
Она встала передо мной и спрашивает: «Правда?»
Я говорю: «Правда».
Поцеловались. Вернулись в гостиницу, в мой номер.
Потом прожили двенадцать с половиной лет. Сын уже в пятый класс пошел. Даже жалко было разводиться.

- Что ж развелись? – спросил я.
- Я же говорю, иногда нападает на меня этакий трёп… Однажды вечером, за бутылочкой красного, рассказал я Наташе эту историю. Сам не знаю, зачем. Так, для смеха. Ведь всё уже прошло, быльем поросло.
- И что?
- Не простила, - сказал он и помолчал. – Жесткая женщина. А с виду и не скажешь. Молодец. Уважаю.
- А как эта, условная Таня? – спросил я.
- Прекрасно, - сказал он. – Муж, работа, двое детей, собака лабрадор. Светло-бежевая такая. Добрая, дается погладить.