?

Log in

No account? Create an account

November 11th, 2012

второе спряжение

ПАХОМОВ И СКАЗКА

- Жизнь у меня как в сказке была, - сказала Настенька.
- Вижу, - сказал Пахомов без выражения.
- Чего ты видишь? – закричала Настенька. – Ты ничего такого вовек не увидишь! Мне шестнадцать лет было, когда Маркиз на меня глаз положил.
- Ага, - сказал Пахомов. – Маркиз де Карабас.
- Сам ты Карабас! Марик его звали, Маркиз – это прозвище, еще со школы.
- Вы что, в школе вместе учились?
- Ничего не понимает! – всплеснула руками Настенька. – Мне шестнадцать было, а ему лет сорок, не меньше.
Увидел меня на улице, выследил, наутро приехал на машине. Белый «мерин», в нашем городе таких вообще не видали. Вылез, дверь передо мной открыл и на одну коленку встал.

Эх, в Москве жизнь была!
Придем в ресторан, а я как заору: «Хочу, чтоб все пили шампанское!» Маркиз официантам: «Шампанское на все столы!» А потом: «А ну за здоровье Анастасии Николаевны!» - и меня на стол ставит. – «Все стоя пьют, кому сказано!» И пьют, и ура кричат.
Один мужик отказался, ему баба не велела: «За меня не пил, а за бандитскую блядь будешь стоя пить?» - очень громко сказала. Маркизовские быки его схватили, подтащили. Маркиз ему: «Пей!» а он: «Не буду!» Маркиз уж волыну вытащил, а я со стола кричу: «Стой! Не смей! Это ж как человек свою женщину любит! Вот меня бы кто так любил! Давайте за ихнюю любовь! Еще шампанского!» Маркиз прямо прослезился, тому мужику велел за ужин заплатить и такси подать.
А ночью ко мне на кровать сядет и ножку целует. «Деточка, что ж ты меня обижаешь, я ли тебя не люблю?»
Любил, да. Один раз я в ресторане на стол улеглась, прическа в салат, платье в соус. Заснула слегка. Просыпаюсь – креветки с майонезом в волосах, песто-пиканто на юбке. Маркиз меня сразу в салон красоты. Через охранника хозяйку вызвал и мастериц. Голову вымыли и уложили, как миленькие, хотя четыре часа ночи. А потом в бутик за платьем, хотя пять утра.
Любил, страшное дело. Но не женился. И даже невинности не лишил. Я ему не давала, и он так особо не стремился.
Потом, когда его грохнули, я уже по делу замуж вышла. Невинной девушкой. За Сергей Михалыча. Свадьба в Монте-Карло, двести гостей. Тоже любил. Но изменял, сука. Я его раз десять ловила на этом деле. Приеду в ресторан, а он там с какой-то молодой… А я тоже молодая была! Мне двадцать было едва-едва!

- Но не шестнадцать, - сказал Пахомов.
- Ну и что? – сказала Настенька. – Да я и сейчас моложе любой молодой, у меня живот – хребет пощупать можно, хочешь, покажу?
Она стала расстегивать кофту и вытаскивать ее из брюк.
- Не хочу, - сказал Пахомов.
- Голубой, что ли? – обидно сказала Настенька.
- Зеленый, - сказал Пахомов. – И вообще оставь эту манеру тыкать и раздеваться без спросу. Захочу – сам скажу. Ну, на чем мы остановились?

- Пишите, Пахомов: к глаголам на «ми» второго класса относятся те, где между основой и окончанием в презенсе и имперфекте вставляется инфикс «νυ», если основа кончается на согласный, или «ννυ», если на гласный. Например, «δείκνυμι» или «κρεμάννυμι». Всего таких глаголов восемнадцать…