?

Log in

No account? Create an account

November 20th, 2012

ПРЕЗЕНТАЦИЯ

Один человек рассказывал о своем детстве и своей семье очень по-разному.
Это зависело от того, с кем он разговаривал.

Людям обеспеченным и интеллигентным он говорил так:
- О, у нас был открытый дом! Отец обожал гостей! Вино, коньяк – лились рекой. Мама накрывала на стол, резала салаты…

А людям необразованным и бедным – вот так:
- Батя мой здорово пил, - говорил он с тяжелым вздохом. – Все время дружков-приятелей в дом зазывал. Мама, царствие небесное, натерпелась…

А как было на самом деле, он уже и не помнил.
ЛИШЬ ТОСКА ДА ПЕЧАЛЬ

В пятницу, 16 ноября, в «Новой газете» был напечатан очерк Юрия Роста «Францев». Очень рекомендую прочитать.
http://www.novayagazeta.ru/arts/55452.html

Сильно и талантливо написано о сильном и талантливом человеке, хирурге Вячеславе Францеве. О профессионале, гуманисте и бессребренике.
«Он дал себе слово: как бы ни была скромна плата за благороднейшее из ремесел, не компенсировать чужое горе повышенным своим благополучием».

Отчего же такая тоска охватила меня, когда я читал эту статью?
Наверное, оттого, что я впервые читал ее самое маленькое 25 лет тому назад, в «Литературной Газете». Это перепечатка.
Оно и понятно – выдающийся советский хирург Вячеслав Францев умер довольно давно – в 1991 году.
К статье подверстана новая шапочка. Там написано:
«Этот текст — попытка напомнить, что мир населен Людьми».

Так что – в самом деле населён? Или когда-то был населён?
Где сейчас человек, чтоб был великим профессионалом, выдающимся гуманистом и абсолютным бессребреником?
Наверное, такие есть. Да я сам лично знаю нескольких! Врачей, кстати.
Но почему о них не пишут такие прекрасные, вдохновенные очерки?
Должно быть, читатель не поверит, что у нас сейчас, сегодня, в такой-то клинике, работает великий врач, который к тому же не берет у пациентов деньги.
Про «когда-то в СССР» – верят. Про здесь и сейчас – не поверят.

Общество переживает тяжелую душевную драму.
Мы очень сильно привыкли к коррупции. Мы без нее ни шагу. Платим взятки. Соглашаемся на откаты. Обмениваемся незаконными услугами. Пользуемся административным ресурсом.
Но мы – о, фарисеи, о, лицемеры! – не любим коррупцию. Мы не говорим сами себе и своим друзьям, что так, мол, и надо, тащи-воруй, бери-давай, все покупается и продается.
О, нет!
Наша душа взыскует чистоты. Спартанской скромности, римской доблести, евангельского милосердия.
Разумеется, у других, не у себя.
Чем кончится такой диссонанс – неизвестно.
Оттого и тоска.