?

Log in

No account? Create an account

December 12th, 2012

ВЗАИМНОСТЬ

«Она была замечательная – да почему была? Она, слава богу, жива-здорова – она чудесный человек. Умная, красивая. Но не это главное. Я не за то ее любил. То есть она мне сначала понравилась, конечно, потому, что красивая, очень эффектная девушка, я ее сразу заметил – в театре дело было – и вот так прямо подошел познакомиться. А когда стал уже с ней встречаться, увидел, какая она умная, образованная, острая. С ней удивительно интересно было, и как-то необыкновенно легко. Вот тут-то я и влюбился. А по-настоящему полюбил уже потом. Когда почувствовал, какая она добрая. Господи, как она меня понимала! Никто меня так не понимал, не чувствовал. А главное – никто меня так не умел прощать, как она.
Я же говорю – она была чудо что за женщина, а я – грубый, бестолковый и довольно подлый. Кстати, я ей почти не изменял. Точнее, не слишком часто изменял. Всего раза четыре было; и все разы с ее подругами. Она знала, но виду не подала. Сама она была абсолютно безупречна в этом смысле. А я все время был недоволен. Не знаю, почему. Бесился. Орал на нее по пустякам, стыдно вспомнить: волосок на раковине – скандал на полдня. Пьяный приходил довольно часто, начинал орать. Да что орать, руку на нее поднимал. Нет, не бил, слава богу. Но замахивался. Толкал в плечо. И вдобавок – полный нуль в смысле карьеры и денег. Ребенком почти не занимался. То есть и добывал мало, и этакого мужика из себя корчил. Все это было бы смешно, когда бы не было так мерзко…
А она прощала. Целовала, говорила: «Ну, ничего, погорячился, бывает, я тебя очень люблю».
Но любое святое терпение кончается когда-нибудь.
Так что она совершенно права была, что меня выгнала».

«Он прекрасный человек был – был и остается, надеюсь… Я прямо сразу, когда он рядом со мной оказался в театре – в ту же секунду почувствовала: это он. Тот человек, который мне нужен. Сильный, надежный. Красивый, благородный, умный. Сдержанный. Он именно такой и оказался. Верный: ни разу в сторону не посмотрел, хотя ой-ой какие акулы вокруг плавали. Он меня просто обожал. Пылинки сдувал, в прямом смысле: вот я случайно забуду раковину обтереть после прически, через минуту вспомню, что там волосами засыпано, прибегу – готово, все сияет, и ни намека.
А дура я была. Дура и сволочь, и блядь к тому же. Сама не знаю, почему. Он ведь роскошный мужик был, до обморока меня уделывал, а я из постели вылезала, шла на работу и там давала… начальнику? Ха-ха, если бы. Кому попало. Мальчику-стажеру, просто так, назло всему свету. Злая была, сама не знаю, на что. Вроде хороший муж, любящий, верный, непьющий, мягкий, добрый – а меня все в нем бесит. Дома оставаться не могла: все вечера по подружкам или хахалям, а он с ребенком сидит, книжки читает. Орала на него, а иногда била. За что? Смешно. Ну, к примеру, купит он себе галстук, а я ему: «Ребенку бы лучше купил свитерок, дерьмо такое!» Он тихо: «Зачем ты ругаешься?» - а я ему с размаху в морду. Иногда по носу попадала, кровь брызгами, кошмар. Так стыдно…
А он все прощал. Вот буквально высморкает кровь, умоется, обнимет меня и говорит: «Всё, всё, забыли, дальше живем, весело и дружно».
Но, конечно, наступает какая-то последняя капля.
В конце концов он все-таки ушел. Я бы тоже так сделала, на его месте».