?

Log in

No account? Create an account

December 22nd, 2012

НЕТ ПРАВДЫ НА ЗЕМЛЕ

В комментах к предыдущему посту френд krolik_ja пишет:
«Есть огромный народ, который пашет с утра до вечера в жутких условиях, и есть целый класс людей, которые ничего не делают. Сидят на попе, иногда неумело занимаются хозяйством, иногда читают книжки, иногда влюбляются, то есть занимаются, извиняюсь за выражение, чистым п****страданием. Да, из этого "перегноя" вышли Пушкин, декабристы, Толстой, Кони... но ведь были еще тысячи и тысячи, которые только занимали место, проедали ресурсы, трепали нервы окружающим, и ничего после себя не оставили, кроме таких же бесполезных и болезненных детей».

Верно, верно, верно.
Соотношение Парето: 20% населения контролируют 80% ресурсов.
А 80% депутатов, министров, журналистов, проповедников, студентов – представляют интересы (или являются выходцами из) 20% населения.
И так далее, и тому подобное.
Общество, к сожалению, устроено в виде пирамиды.
Ну, или в виде ромба, что, на самом деле еще хуже: это когда наряду с самыми богатыми есть еще самые бедные, бездомные, больные, буквально умирающие от нищеты. Так что пирамида – это еще ничего.
Хотя ужасно несправедливо.
Но гораздо ужаснее другое: все попытки установить всеобщую справедливость приводили к тому, что в состояние рабского бесправия и нищеты ввергалось еще больше народа, и только 3-5% благоденствовали, притворяясь, что они «делают революцию».
И нужны были десятилетия, чтобы общество снова вернулось к проклятому соотношению Парето, к этим чёртовым 20-80.
Вот такая жизнь.
Если это, конечно, можно назвать жизнью.

Но однако! В Европе, годами труда и мира, общими усилиями капиталистов и профсоюзов, либералов и социалистов – наконец, достигли хоть какого-то подобия справедливости. Больше нет людей, которые пашут с утра до вечера в жутких условиях, и нет людей, которые сидят на попе. Налоги с богатых идут на поддержку бедных, в результате чего последние перестают быть бедными. Пособия, пенсии, стипендии и всякие прочие льготы практически уничтожили в Европе бедность. Ту кошмарную, безнадежную, бесчеловечную бедность трудящихся классов, о которой еще сравнительно недавно писали, например, Джордж Оруэлл и Генрих Бёлль.

Но Боже правый! С каким злорадством в России пишут о европейской богадельне, об уничтожении стимулов к труду, об иждивенческо-паразитарной морали широких французских, немецких и особенно греческих народных масс…
Вот такая странная жизнь, повторяю.