?

Log in

No account? Create an account

December 27th, 2012

ВЫШЕ КАЧЕСТВО ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ!

Вот вам дополнительный, но действенный способ поднять качество высшего образования и ввести его в мировой научный контекст (из которого оно постепенно вываливается, а в иных отраслях вывалилось совсем).

На всех не-филологических факультетах и институтах (то есть там, где языки не являются профильной специальностью) – ликвидировать кафедры иностранных языков.
Проще говоря: физика, философа, биолога, экономиста, географа, управленца и пр. и пр. не надо учить английскому, а также, Боже упаси, французскому, немецкому и т.д.
Но!
Принимать на все факультеты и во все институты (включая филологические) надо студентов, которые уже хорошо знают английский.
Поступающие в вуз должны сдавать весьма серьезный экзамен по английскому, на уровне TOEFL.
И, начиная с первого курса, студенты, готовясь к семинарам, должны читать современную научную литературу и текущую научную периодику на английском.

Разумеется, требование хорошо знать английский прежде всего касается преподавателей.
Это жестко, но это разумно. Это - в интересах дела.
Экономист, социолог, биолог – да кто хотите! – не знающий английского и не читающий новейшую литературу и текущую мировую периодику по своей специальности – это не экономист, социолог, биолог и т.п. – а недоразумение. Обломок пятидесятых годов, когда боролись с «низкопоклонством перед Западом» и всерьез считали, что есть какая-то отдельная «отечественная наука».
Эти печальные дни миновали, но след остался.
Какой, к черту, кандидатский по английскому?
Да как ты вообще доучился до второго семестра, не умея читать английские книги и журналы?

А из освободившихся преподавателей сформировать курсы иностранных языков. Если студенту вдруг понадобится еще какой-нибудь язык – милости просим.
АРХИТЕКТОР И МОНАХ

Известного австрийского архитектора, создателя венского дачного стиля, столь популярного в буржуазных пригородах Восточной Европы, среди бела дня похитила германская тайная полиция. Забегая вперед, сообщим, что он исчез бесследно.
Дело произошло на глазах оказавшегося рядом иерарха Русской православной церкви. Упомянутый священнослужитель сообщил об этом прессе; собственно, он был единственным настоящим свидетелем, поскольку в кафе “Версаль”, где все случилось, других посетителей не было, а официанты, как выяснилось позже, были агентами германской разведки. Кстати, кафе потом закрылось, но это уже не так интересно: кафе не было примечательно ничем, кроме вывески.

История, однако, попала в газеты. Впрочем, справедливости ради придется заметить, что этих газет было всего две: бульварная Wiener Beobachter и националистическая (точнее, антинемецкая) Freies Osterreich. Корреспондент “Беобахтера” был первым, кто примчался к месту происшествия: в кафе было разбито витринное стекло, и кто-то из жителей окрестных домов позвонил в полицию.

Приехал репортер, поговорил с официантами, что-то записал в блокнот, поснимал своим двуглазым “Роллейфлексом” – разбитую витрину, снаружи и изнутри. Он с негромким прищелкиванием вертел ручку, перематывая пленку и взводя затвор.
Православный иерарх подумал, что фотоаппарат “Роллейфлекс” похож на маленькую шарманку. Черный ящичек с металлическими обводами и ручкой справа. А сам репортер совсем не был похож на шарманщика: ни на жалобного немца-шарманщика с обезьянкой, как на детской картинке, ни, тем более, на настоящих шарманщиков, нищих и пропитых, которые еще в начале века встречались на юге России. Нет, репортер был гладенький, толстый, но верткий господин под пятьдесят.

А православный иерарх был уже старик. О его весьма высоком сане ничего не говорило, кроме драгоценной старинной панагии, спрятанной в складках черной монашеской рясы, и вышитого золотом креста на маленькой, похожей на феску шапочке, которую он держал на коленях. Он устал, он сидел на стуле и ждал полицию. Но полиция не ехала, а репортер закрыл блокнот и двинулся к выходу.
- Я, кажется, единственный свидетель, - сказал старик репортеру.
Он, естественно, говорил по-немецки. Но с акцентом, что тоже естественно.

Текст – в журнале «Знамя» №1, 2013:
http://magazines.russ.ru/znamia/2013/1/dd1.html