?

Log in

No account? Create an account

January 16th, 2013

как жили люди в старину

НОВОЕ (ТО ЕСТЬ СТАРОЕ) О ПОДЛОСТИ

Однажды Адамович написал хвалебный очерк о каком-то довольно бездарном поэте. Мережковского это поразило, и он стал допытываться, почему Адамович это сделал. Тот долго отговаривался, мол, не так уж плох этот поэт, мол, что-то в нем есть, и т.д.
Но Мережковский не отставал, и тогда Адамович, вздохнув, признался:
- Ну, из подлости, Дмитрий Сергеевич. Этот человек мне как-то очень помог, вот я и написал…
- Ах, из подлости, - обрадовался Мережковский, - ну, тогда всё понятно. Так бы и сказали. Из подлости-то чего только не сделаешь! А я-то уж думал, что вы и вправду так считаете.
(с) Ирина Одоевцева (запись Анны Колоницкой).

И вправду, забавно. Выходит, извинительнее лицемерить, чем всерьез считать бездарного поэта хорошим.

Но всего интереснее другое.
В те баснословные года подлостью считалось нарушение профессиональной этики, которая должна быть выше личных обязательств.
Подлость – написать хвалебную рецензию на бездарную книгу человека, который спас тебя от голода в тяжелые годы эмиграции или оккупации.
Значит, по тогдашним меркам подлость – натянуть оценку студенту, потому что его отец лечит твоего ребенка.
Подлость – устроить парня на престижную работу не потому, что у него такая высокая квалификация, а потому что его мама, твоя школьная подруга, в одиночку из последних сил сына тянула, ну, пусть она вздохнет, наконец…
И так далее.

Но позвольте! Человек ведь меня от голодной смерти спас в оккупацию! А я не могу пустячным делом отплатить за спасение жизни – положительную рецензию написать! Бред какой. Что же мне делать-то?
А вот что. Сказать: «Если тебе негде жить – живи у меня. Если тебе нужны деньги – пожалуйста. Если тебя преследуют истцы – я найду и оплачу тебе адвоката. Если за тобой гонится охранка – мы с друзьями спрячем тебя и переправим за границу. Но называть твою неудачную книгу шедевром я не буду…»
Как странно, правда?
И вообще: легко давать советы с колокольни столетней давности.

сестра крылатых снов

СВОБОДНЫЙ ВЫБОР

- Он мне предложение сделал, - сказала Лена своей подруге Насте.
Они разговаривали по телефону. Лена стояла у окна и смотрела во двор. У них был громадный двор, с аллейками, скамейками и клумбами, и даже со спортплощадкой. Была зима, спортплощадку залили льдом, лед по утрам чистили дворники, и вот сейчас там двое мальчишек гоняли шайбу, и еще какая-то совсем взрослая тетенька аккуратно и медленно ездила кругами.
- Он?– спросила Настя.
- Ну да! – сказала Лена и замолчала.
Настя молчала тоже. Лена сказала:
- Эй, ты где? Куда ты делась?
- Тут я, - сказала Настя.
- Что же ты меня не спросишь: «это было красиво?»
- Это было красиво? – несколько принужденно спросила Настя.

- Очень! – сказала Лена. – Очень-очень! Пришел в смокинге, шикарный букет, встал на одно колено, ну, конечно, всякие слова-слова-слова, но не в том дело. Главное, он составил целый план. Свадьба в начале мая. Но уже на той неделе мы летим в Милан. Заказывать платье и ему костюм. А потом оттуда в Лондон, выбирать отель, где пройдет первая половина нашего свадебного путешествия. А потом во Францию, в одно такое место, забыла, как называется, закупать вино на свадьбу. Потом снова в Москву. Свадьба в мае, я уже сказала? Вот. Он решил: пусть все будет по всем правилам. Чтоб белый лимузин, и выкуп невесты, и венчание в церкви, и голубей выпускать, и рисом обсыпаться, и на мосту замок вешать, ключ в реке топить, и смотровая площадка, и Поклонная гора, и Вечный огонь, и в общем всё-всё-всё. А потом свадебный ужин и утром в аэропорт. Неделю в Лондоне, а уже потом на Маврикий, еще на неделю.
- Во дает, - сказала Настя.
- А то! Такие мужчины иначе не могут! – засмеялась Лена. – Я ему отказала.
- Чего так? – спросила Настя.
- Когда он стоял передо мной на коленях и рассказывал о нашей свадьбе, я поняла, что больше всего на свете люблю свободу. Да, три года мы были вместе, но… Но тогда я была любимая, а теперь кто буду? Жына? Супруга? – издевательски повторяла она. – Меня тошнит от купеческого шика! Лондон, Маврикий, лимузин, голуби! Замочек с ключиком, пошлость! Какой же он дурак…
- А то говорила, он тонкий, умный…- сказала Настя.
- Конечно, дурак! – отрезала Лена. – Сам всё раззвонил, на всю страну. В журнале было. «Загадки Звезд», сегодня купила. «Мы с моей Алёнушкой в Милане закажем платье, и голубей выпускать будем, и замочек с ключиком»…
Лена схватила этот журнал и шарахнула его о подоконник, так что горшок с кактусом подпрыгнул.
- Эй, - спросила Настя на том конце провода. – Ты там чего?
- Я все решила, - сказала Лена. – На фиг мне эта золотая клетка. Все. Свадьбы не будет. Моей с ним свадьбы, поняла? А он уж найдет себе дурочку. Или стервочку. Холостым не останется! Но – без меня! Мой выбор – свобода!

Она повесила трубку. Обернулась. Стала снимать со стены над кроватью фотографии красивого мужчины – в эстрадных нарядах, в вечерних костюмах, на лыжах и даже на краю бассейна. Фотографий было много, в рамках и просто прикнопленные, вырезанные из журналов и календарей. Сложила в стопку. Прихватила журнал «Загадки Звезд», вынесла все это добро на лестницу, выкинула в мусоропровод. Самая большая фотография не лезла, пришлось ломать рамку.
Ладно, не жалко.
Вернулась. Снова посмотрела в окно, где каток.

Вдруг захотелось покататься на коньках. Хоть чуточку. Подставить горячее лицо легкому морозному ветерку.
Потом подумала – года два ведь не каталась, вдруг шлепнусь, синяк набью на попе, как же сексом заниматься с таким мужчиной, когда на попе синяк?
Но тут же вспомнила, что она теперь свободная женщина.
Взяла из сортира стремянку и полезла на антресоли за коньками.