?

Log in

No account? Create an account

February 17th, 2013

СОВЕТСКИЙ СЕКС. 12. КОНФЛИКТ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

Конфликт цивилизаций – это не «свирепый гунн в карманах трупов будет шарить, жечь города и в церковь гнать табун…» Нет, что вы!
Конфликт цивилизаций – это примерно вот что:

Ночь. Вернее, не ночь, а без четверти одиннадцать. Улица, фонарь, аптека, опять тот же поэт, господи! Аптека работает круглосуточно, но с девяти вечера до утра – надо нажать кнопку и общаться с провизором через окошечко в двери.
Подхожу. Передо мной девушка и юноша. Они что-то покупают. Становлюсь за ними. За мной через две минуты еще кто-то становится. Сквозь широкие стеклянные двери (в них прорезано окошечко) я вижу, что аптекарша подходит к стоящему посреди зала стеклянному шкафичку, что-то оттуда берет, несет к окошку, покупатели смотрят, советуются, просят принести еще. Доносятся слова: «Нет, малиновые не надо. А клубничные у вас есть?» Есть и клубничные. «Может, лучше банановые? Клубничные мы брали в прошлый раз!» «Нет уж, пусть клубничные, мне понравилось».
Парочка выбирает презервативы.
Выбрали. Потом они решают купить лубрикант. Долго разбираются в тюбиках. Ну, не очень долго, а ровно столько, сколько им нужно.
Бывают разные люди. Есть такие, которые, если за ними становится очередь, стараются побыстрее справиться. А есть такие, которые совсем наоборот – начинают проявлять всяческую неторопливость и обстоятельность.
Но это я отвлекся. Ибо вежливые и хамоватые люди были, есть и будут всегда.
А вот вслух обсуждать презервативы и смазки – это серьезнее.

В семидесятые годы секс считался неприличным занятием. Разговоры о сексе и сопутствующих приспособлениях были табуированы. Презервативы продавались в аптеке. Но! Но большинство мужчин либо едва прошёптывали: «прзрвтф», либо говорили: «пакетик», а то и вовсе: «пирамидончик» - но с непременным подмигиванием.
Про это была масса анекдотов. Например, такой.
Приходит мужчина в аптеку и шепчет: «Фслн…» Аптекарша: «Что-что?» - «Вслн…» - «Как?» - «Взлн…» - «А?» - «Вазелину мне…» - «Пожалуйста. А почему шепотом?» - (шепчет) «Мне для секса».
Невозможно было себе представить, чтобы стеклянный шкаф с презервативами и лубрикантами стоял посреди аптеки, и чтобы покупатели и покупательницы мило консультировались с аптекарем и друг с другом по поводу качества, цвета, вкуса и аромата продаваемых товаров.

Вот я и говорю: разлом цивилизаций.
Который прошел не между Западом и Востоком, а между поколениями.
О СВОЙСТВАХ СТРАСТИ

Вообще-то говоря, еще в советские времена вполне возможно было устроить этакую, что ли, однопартийную демократию.
Все формальные основания для этого были.
Конституция и даже партийный устав это предусматривали.

Смотрите сами. По Конституции срок полномочий правительства – четыре года. Правительство слагает полномочия перед новоизбранным Верховным Советом, а он назначает новый состав Совета Министров.
Отлично! А почему бы не менять премьер-министра раз в четыре года (или раз в восемь лет) лет в обязательном порядке? Почему бы не обновлять состав кабинета каждые четыре года на 50%. Регулярно, а не «сняли» или «расстреляли»?
Далее. По уставу КПСС, съезды проводятся раз в 4 года (в последние годы – раз в 5 лет). Почему бы при этом не выбирать нового Генерального секретаря на каждом съезде (или, если Генсек особенно удачный, раз в 8-10 лет)? Почему бы не обновлять состав Политбюро и всего ЦК КПСС на каждом съезде на 50% (при этом, разумеется, «аппарат ЦК» мог бы оставаться прежним, изменяясь постольку, поскольку новые члены Политбюро приводили бы в этот аппарат своих – новых – людей).
Наверное, это бы сильно повысило мощь государства и советской экономики. Приток свежих сил, мягкое удаление замшелого начальства, противодействие фаворитизму, режиму личной власти, и все такое.
Ведь как просто. Почему же этого не было?

А потому что великой страстью советских вождей – особенно же самого главного вождя – была именно личная власть.
Все, что делалось в стране в 1920-е – 1990-е годы – делалось только ради этого.
Пора, наконец, понять, что все жертвы, репрессии, «перегибы» и «ошибки» делались вовсе не ради развития страны и – пусть отдаленного – блага народа.
Увы. Все делалось только ради того, чтобы данный товарищ никогда не покинул Кремля.

То ли ему было страшно переехать из Кремля на улицу Грановского, то ли просто очень этого не хотелось…
Вот, собственно, и всё.