?

Log in

No account? Create an account

April 3rd, 2013

внутренний голос

ПАНЧ И ДЖУДИ

- Мне так бог сказал! – объяснила Джуди Дэвис своему коллеге Нику Панчилетто, которого звали «Панч»: он был веселый и носатый.
- Бог не может говорить такие глупости, - сказал Ник и перекрестился.
- А мне сказал!
- Значит, это был не бог, - рассудительно сказал Ник. – Это дьявол. Или внутренний голос в плохом смысле слова. Синдром Клерамбо. Я читал.
- Глупый Панч! – засмеялась она. – Пускай дьявол. Забоялся, католик! – она снова обняла его; он вырвался. – Бог или дьявол сказал мне: ты должна быть с ним. Ты должна им овладеть…
- Джуди, я женат. У меня дети. Я люблю свою жену.
- Панч, я понимаю, ты католик. Мне нужно один раз, - она ловко скинула с себя одежду, всю за несколько секунд. – Всего один раз! – Она показала указательный палец и сказала: «una volta!»
Дело происходило в загородном отеле, куда руководство фирмы выехало на трехдневное закрытое совещание-семинар. Джуди зашла в номер к Панчу.
- Смотри, какая я классная, - говорила Джуди, то вспрыгивая на кресло и раскидывая ноги, то вставая на четвереньки и пантерой кружась вокруг Ника по ковру. – Неужели тебе не хочется? Не притворяйся. Ты весь изнываешь от желания. Ну, иди ко мне. Я лучше твоей жены! В сто раз!
- Она лучше в миллион раз, - сказал Панч, то есть Ник Панчилетто. – И вовсе я не изнываю. Оденься, Джуди. Иди. Спать пора.

Через неделю Джуди поймала его в лифте и спросила, согласен ли он на оральный секс. Потому что это не измена, а ей – достаточно: так сказал бог, он же месье Клерамбо. В смысле – внутренний голос.
Панч сказал: «Нет!». Джуди спросила: «А если не я тебе, а ты мне?». Панч зашипел от злости. Слава богу, лифт остановился на шестнадцатом этаже, и вниз они уже ехали в компании трех китаянок.
Ужас был в том, что Джуди была не просто офисная дамочка, а начальница. Панч был тоже начальником, но выгнать ее не мог.
Еще через неделю Джуди, зайдя к Панчу в кабинет, достала из сумочки вибратор.
- А давай так? – предложила она. – Ты даже ко мне не прикоснешься!
- Тут кругом видеокамеры, - сказал Панч. – Считай, тебя уже засняли с этой штукой. У тебя будут проблемы.
- Наплевать! – сказала Джуди. – Понимаешь, я ведь не шучу…

- Я не шучу, - услышал Панч ее голос. В его спину, в хребет между лопаток, уперся ствол пистолета. – Прямо. Прямо иди, милый, - она ловко обняла его правой рукой за плечи, а левой – она была левша – уткнула пистолет ему в левый бок, накинув сверху свой широкий шелковый шарф.
Со стороны казалось: парочка идет, укрывшись одним шарфом от ночной прохлады.
Джуди поймала его на пустой улице в половине одиннадцатого: он ходил навещать своего престарелого дядю. Видно, долго выслеживала.
Она отвела его в какой-то задрипанный отель. Поднялись в номер. Там на диване стоял большой чемодан. Джуди усадила его на стул, приговаривая, что у него любимая жена и трое детей, а она не шутит. Она примотала его к стулу липкой лентой. Заклеила ему рот. Нос оставила. Погладила по носу дулом пистолета.
Раскрыла чемодан. Вытащила две резиновые куклы. Надула их ножной помпой. Это были мужчина и женщина. К их плоским лицам были приклеены большие фотографии. Это были они, Джуди Дэвис и Ник Панчилетто.
Джуди положила куклу Ника на спину и оседлала его куклой Джуди. Потом поменяла их местами. Двигала их, изображая секс. Устала, пот лил по ее лицу, косметика потекла. Потом она вдруг вскрикнула и упала навзничь рядом с этой резиновой парочкой. Отдышалась. Села. Спросила:
- Тебе было хорошо?
Ник резко помотал головой, изображая омерзение.
- Жаль, - сказала она. – Я так старалась.
Взяла пистолет, подмигнула ему. Он затряс головой. Джуди направила пистолет себе в живот. Потом засмеялась и прицелилась в кукол. Бах, бах! – из них с шипением стал выходить воздух.
Джуди достала из чемодана веревку. Забралась на стол, приладила ее к люстре.

Отель был совсем никудышный. Поэтому его нашли на третий день. Он был едва живой. Джуди уже сильно пахла.
Он отказался давать показания. По объективным данным он был абсолютно ни при чем, он был в чистом виде жертвой. И никаких следов третьих лиц. Впрочем, возможно, с преступницей его что-то связывало, помимо служебных отношений, - сказал судья, напутствуя присяжных.
Жена прицепилась к этому «возможно» и подала на развод.
Он не возражал.