?

Log in

No account? Create an account

May 25th, 2013

ГИДРОПЛАН

- Я хочу сделать тебе предложение, - негромко и торжественно сказал Митя.
- Делай! – весело сказала Юля и поцеловала его в щеку.
Они жили вместе уже почти четыре года. Снимали пополам квартиру, и у них даже было что-то вроде общего бюджета: на чай-кофе-сахар; на подарки, которые они делали общим друзьям; ну и, конечно, на отпуска. Но о женитьбе речь пока не заходила. Хотя, конечно, Митя иногда этак намекал. Говорил: «Хорошо бы устроить свадьбу в Греции», и даже: «Я хочу, чтобы у нас было трое детей». То есть выходило, как будто их брак – дело давно решенное, только надо немного погодить.
Но вот, наконец, пора настала.
- Ну, давай, я жду, - Юля обняла его.
- Погоди, - он снял ее руки со своих плеч, сел на табурет. – Садись. – она села напротив – разговор был в кухне. – Послушай. Я заказал гидроплан.
- Гидроплан? – Юля помотала головой. – Ты хочешь мне предложить покататься на самолете?
- Вот именно! – счастливо засмеялся Митя. – Мы полетим на маленьком гидроплане, тут есть такая фирма… В субботу. Полетим на озеро, полетаем над водой, а потом приводнимся у дальнего берега. Там есть полуостров Гусиный Нос. В маленьком охотничьем домике нас будет ждать романтический ужин при свечах. Кейтеринг уже заказан, они на машине привезут. А потом мы снова сядем на гидроплан и улетим домой, уже как жених и невеста. А эти, из кейтеринга, все соберут и увезут. Здорово, правда!
- Здорово, - сказала Юля. – То есть ты мне предложение будешь делать не сейчас, а там? В охотничьем домике, при свечах?
Митя кивнул, встал, повернулся к плите и включил чайник, потому что была среда, утро, и надо было на работу.

Гидроплан был маленький и красивый, там сиденья пахли, как в новой машине, и закат над озером был роскошный, в полнеба, и чудесно светилось окошко в бревенчатом лакированном домике. Стол, белая скатерть, фрукты, паштет из фазана в виде фазана с перьями. Свечи.
Официант разлил вино по бокалам.
- Спасибо. Идите, - сказала ему Юля и подняла глаза на Митю.
- Что? – спросил он.
- Нет, это я спрашиваю, «что», - сказала Юля. – Что ты молчишь?
- Стараюсь осознать момент, - засмеялся он. – Ну, давай выпьем за нашу будущую счастливую семейную жизнь.
Поднял бокал, потянулся чокнуться.
- А предложение? – сказала Юля.
- Тебе что, обязательно надо словами? Ну, пожалуйста! Предлагаю тебе руку и сердце. Будь моей женой. Выходи за меня замуж. Что там еще надо?
- Спасибо, - сказала Юля. – Я подумаю.
- Что? – сказал Митя.
- Да ничего, - сказала Юля, отпила вино, оторвала фазаний хвост, зацепила паштет лопаточкой и положила себе на хлеб, откусила. – Ты думал четыре года, теперь моя очередь по-раз-мыс-лить, - сказала она набитым ртом. - Но я не буду столько тянуть, не бойся. Но хотя бы месяц мне все-таки надо.
- А быстрее нельзя?
- Можно, - сказала Юля. – Можно совсем быстро. Мой ответ – нет.
Митя поставил бокал и посмотрел на нее очень внимательно.
- Потому что предложение делают не через четыре года совместной жизни, а через неделю, после третьего секса! Так мои папа с мамой женились. И твои тоже, уверена! Слетай на гидроплане, спроси.
- Сучка, - грустно сказал Митя.
- Кобелек, - задумчиво ответила Юля и позвала: – Официант! Счет!
- Оплачено! – крикнул Митя, встал из-за стола и пошел к двери.

Юля смотрела, как взлетает гидроплан, маленький и красивый на фоне солнца, которое краем уже касалось горизонта. Самолетик сделал круг, пролетел у нее над головой, опять удалился, сделал вираж и вдруг чиркнул крылом по воде, подняв тучу багровых от солнца брызг. Перевернулся, упал в воду колесами кверху и стал медленно – или ей только так показалось – стал медленно тонуть.
Слава богу, ребята из кейтеринга ничего не заметили. Юля вернулась в город на их машине.

Дома она долго разбирала шкаф, но потом решила позвонить его матери.
- Анна Николаевна, случилось ужасное несчастье. Ваш сын…
Но тут открылась дверь, и ввалился Митя в сыром и мятом костюме.
Он сел на пол, прислонился головой к ее коленям.
- Анна Николаевна, ваш сын сделал мне предложение.
В трубке послышался какой-то крик. Юля нажала отбой.
- Вот видишь, - сказала она. – Твоя мама тоже против.

сон на 25 мая 2013 года

ЛОВЛЯ УСТРИЦ В АРГЕНТИНЕ

Сегодня утром вот что приснилось.
Дом, большой деревянный деревенский дом с просторным крыльцом, на самом краю поселка.
- Раньше это был рыбацкий поселок, - объясняет хозяин дома, - а сейчас три четверти домов купили городские, под дачи. Местных осталось совсем мало. Вот, держи, возьмешь с собой в Москву!
Он протягивает мне двух небольших, с сигаретную пачку каждая, черепах. Черепахи завернуты в мокрую тряпку. Они шевелят лапками.
- Зачем они мне? А они не подохнут в дороге?
- Что ты! Они в мокрой тряпке полгода проживут. Надо же привезти сувенир из Аргентины! Настоящие аргентинские черепахи, ты что!
Я соглашаюсь, кладу черепах в портфель.
- А теперь пошли ловить устриц! – говорит он.

Мы спускаемся к морю по огромному проему в дюнах. Под ногами песок, поросший редкой и жесткой травой. Какие-то щепки, корьё, сучки. Надо идти осторожно. По бокам растут, нависая, огромные деревья, вроде сосен, но не совсем. Аргентина же всё-таки.
Добираемся до моря.
Косой прибой. Мальчишки бегают по отмели.
- Ветер тут у нас сильный! – говорит мой провожатый. – Осторожно!
Но ветер обыкновенный, ничего особенного.
- Море сегодня ледяное! В два счета ноги застудишь! – говорит он, едва я снимаю сандалии и иду к воде. – Долго по воде не ходи! Увидишь устрицу – хватай, и назад, понял?
Но вода, по нашим меркам, почти что теплая. Градусов двадцать, не меньше.
Я хожу по отмели.
Никаких устриц нет.
- Мальчишки всё пособирали, - говорит он. – Но вообще сейчас устриц меньше, чем раньше. Раньше, бывало – ого-го! А сейчас – ууу. Смех один.
Я выхожу из воды на песок, обтираю ноги сухими водорослями.

Какой-то старик, примостившись за обломком скалы, лопает устриц. Вокруг него стоят кружком мальчишки и кричат: «Дяденька, угости устричкой! Дяденька, угости устричкой!» - и хохочут.
Подхожу ближе. Вижу, что это никакие не устрицы. Старик берет пустые раковины, кладет туда кусочки курятины – курятину он зубами отрывает от вареной курицы – кладет, значит, курятину в раковину, припечатывает пальцем и начинает есть, понарошку прихлюпывая и причмокивая.
Мальчишки смеются.
- Это старый рыбак или дачник? – спрашиваю я провожатого.
- Ах, какая разница! – вздыхает он. – Самообман! Кругом сплошной самообман!