?

Log in

No account? Create an account

June 20th, 2013

для себя

СТАНЦИЯ ОКУЛОВКА

- Наверное, тебе все-таки надо развестись, - сказала Даша.
- Зачем? – пожала плечами Аня.
- Чтоб выйти замуж за любимого человека! – простодушно сказала Даша. – Вы же уже сколько вместе! Тем более что с мужем ты уже давно не… не это самое, ты же мне сама говорила.
- Я? Говорила? – засмеялась Аня.
- Говорила, говорила, говорила! – у Даши вдруг потекли слезы.
- Ты все забыла, - Аня погладила ее по голове, по плечу. Они сидели на диване рядышком. – Я тебе другое говорила. Учила, как предохраняться. Чтоб тебе не беременеть, как крольчиха…
Даша заплакала еще горше.
Аня обняла ее обеими руками. Встала с дивана, встала перед ней, попыталась отнять ее руки от лица, потом присела перед ней на корточки, сама чуть не заплакала и горячо, и ласково обняла ее бедра и поцеловала колено.
Даша вскочила – так, что Аня чуть не упала.
- Не трогай! Ты что?! Ты – это?!
- С ума сошла! – Аня хмыкнула, отодвинулась, поднялась с ковра, прошла в угол комнаты, взяла сумочку, достала пачку сигарет, села в кресло.
- Ничего? – она вытащила зажигалку.
- Ничего, ничего. Дай мне сигарету.
- Ты же не куришь.
- А вот возьму и закурю, - сказала Даша.
Теперь она сидела на ковре у Аниных ног, курила, затягиваясь сильно и впустую, выпуская густой белый дым, и резкими щелчками сбрасывая пепел. От этого огонек на сигарете торчал остро и криво.
- Кури потише, - сказала Аня, скрывая внезапное раздражение.
- Значит, разводиться не надо? – Даша погасила сигарету.
- Мне – не надо. Мой муж все терпит. У него деньги, статус, и вообще святой человек. Ребенок в хорошей школе, потом поедет учиться в Германию… Чего еще надо? А то разведусь, и окажется, что у Алеши сейчас трудный период, что он, сука, ищет себя. И вообще «дело не в тебе, а во мне, ты же умная, ты всё сама поймешь». Тьфу!.. А так я для него всегда лакомый кусочек. В случае чего – сегодня не смогу, сегодня мы с мужем идем на прием к британскому послу…
Даша слушала ее, приоткрыв рот.
- Вот кому надо разводиться, так это тебе! – сказала Аня. – Он, сволочь, тебя всю истратил. Дети почти выросли. Разводись, для себя поживи.
- В смысле – для новой любви?
- Господи!
- Ну, для секса, да?
- Ой, да при чем тут секс! – Аня старалась не смотреть на увядшую Дашину шею, на ее руки с короткими ногтями. – Ну, нет, конечно, если повезет, то да, конечно, секс, дай тебе бог, но не в том дело. Для себя поживи, дурочка! Для себя!

Через неделю Даша ехала в Питер на «Сапсане». Решила съездить к подруге, в кои-то веки. Аня права – надо хоть чуточку пожить для себя.
Приятный мужской голос сообщил, что следующая станция - Окуловка, стоянка одна минута, и что не надо выходить из поезда, если это не конечный пункт вашей поездки, и повторил это по-английски с потрясающим британским произношением.
Какие-то мужики достали сигареты и потянулись к дверям, чтоб успеть хоть пару затяжек. Даша попросила сигарету у одного такого.
Вышла на перрон. Прикурила у рядом стоящего. Затянулась.
Посмотрела вниз, на рельсы, на тяжелые иссиня-серые колеса.
Вспомнила мужа, его рестораны и измены, свои беременности, роды, болезни детей, бесконечную обидную тоску. Сейчас поезд тронется. Один шаг. Всего один шаг.
Она сильно затянулась, выбросила сигарету на рельсы.
Зажмурилась. Отошла на шаг в сторону, вдоль вагона. Пригнулась.

- Стойте! – раздался властный голос, и кто-то сильно схватил ее за руку выше локтя, отдернул от этой страшной щели и втолкнул в закрывающиеся двери.
Поезд тронулся. Она обернулась. Это был немолодой мужчина со строгим гладко выбритым лицом.
- Пойдемте со мною, - он взял ее под руку и ввел в вагон первого класса, на ходу что-то сказав проводнику, отчего тот поклонился и спросил:
- Напиточки принести?
- Чуть позже, - сказал мужчина, усаживая Дашу рядом с собой. – Но вы меня, право, напугали, Дарья Александровна. – Она вопросительно взглянула на него. – Мы же с вами не чужие. Моя супруга, - желчно произнес он эти слова, – сестрица вашего мужа… Ну-с, как поживаете, любезная свойственница?
- Плохо, - сказала Даша. – Ужасно. Хотите, я вам всё вывалю?
- Не хочу, - сказал он. – У каждого своего горя достаточно. Мне тоже нечем хвастать. Вот еду по делам. А дела мои – материя скучная. Вы надолго?
- Не знаю. Я ведь не по делам, я так. Развеяться.
Он помолчал, достал визитку, вытащил авторучку.
- Вот мой мобильник. А вы дайте мне свой, пожалуйста. Буду счастлив пригласить вас на ужин. Прямо сегодня. В «Яхт-клубе». Вы согласны поужинать со мной?
- Конечно, Алексей Александрович! – сказала Даша.
- Спасибо, милая Долли! – сказал Каренин и поцеловал ей руку, легонько пожав ее пальцы.