?

Log in

No account? Create an account

November 29th, 2013

ПИСАТЕЛЬ И ПИСАТЕЛЬ

Он звонит в дверь.
Открывает кто-то, в полутьме прихожей не поймешь, кто – то ли племянница, то ли домработница.
- Что вам угодно? – она говорит не грубо, но очень сухо.
- Простите, я начинающий писатель, я хотел показать свои рассказы Николаю Петровичу...
- Минутку, - она уходит.
Через долгие пять минут возвращается, дожевывая и утирая рот.
- Николай Петрович сказал подождать, - указывает на диванчик, чуть дальше по коридору.
- А, простите, где можно раздеться?
Вместо ответа она пальцем тычет в вешалку.

Он сидит, положив портфель на колени. Полчаса, час, полтора. Два.
Мимо ходят: старуха в кружевной шали с папиросой; очень красивая женщина, но с костылем, шаркает забинтованной ногой; парень студенческого вида, небритый и в толстых очках. Спотыкается о ногу визитера. Тот говорит: «Извините!», парень оборачивается, прижимает очки к глазам, присвистывает и говорит «Да ну, фигня!» Визитер замечает, что у него под ногами натекли лужицы от растаявшего снега. Он спрашивает парня: «Простите, нет ли тряпки?». Парень не отвечает и скрывается в темноте коридора. Визитер вытирает лужицы кончиком коврика, для чего ногой подтаскивает его к себе – от этого громко падает тяжелая резная трость, она, наверное, стояла у стены.
На шум прискакивает мальчик верхом на деревянной лошадке. Бьет визитера игрушечной саблей по лбу.

Появляется давешняя племянница-работница. Поднимает трость, ставит ее на место.
Он говорит: «Простите, можно воспользоваться вашими... эээ... удобствами?» - «Прямо и налево». Он идет, попадает в кладовку. Чемоданы, тазы, старые кастрюли. Выходит. Нашел сортир. Непонятно, где свет. Чиркая спичками, писает. Дергает за фаянсовую грушу. Воды нет. Он снова идет в кладовку, берет кастрюлю, идет на кухню набрать воды, чтобы смыть свою мочу. В кухне старуха жарит котлеты. Котлеты горят, плохо пахнут, она лениво льет постное масло на сковороду.
Он набирает воду, возвращается в сортир, но вместо этого попадает в спальню. Там какой-то мужчина в пижаме занимается гимнастикой, машет зелеными гантелями. У него потная лысина. На кровати сидит полуголая женщина и смеется.
Визитер отступает, выходит в коридор, спотыкается о мальчика на деревянной лошадке, проливает воду. Выходит работница-племянница и кричит: «Манюся! Заодно и пол вымоешь!». С антресолей – оказывается, квартира как будто двухэтажная! – спрыгивает девчонка с ведром и шваброй.
Визитер несет кастрюлю обратно в кладовку, на место поставить. Работница-племянница входит следом. «Значит, вы не горничная, как мне сначала показалось?» - спрашивает визитер. «Ничего ничего не значит», - со значением говорит она.
Вдруг раздается громовой бас: «Кто зассал туалет?! Мер-рзавцы! Зас-сцыки!»

- Т-ссс!.., - шепчет она, прижимается к нему и лезет рукой ему в штаны. Они быстро совокупляются.
- Тебе хорошо? - спрашивает он, застегиваясь.
- Меня тошнит! - отвечает она. - То есть я беременна. От тебя, мой муж, отец моих будущих детей. Оставайся здесь. Я устрою тебе коечку. А потом пропишу тебя на этой площади. Я рожу, и мы отсудим у этого болвана пару комнат. Ты же начинающий писатель? Надо ведь с чего-то начинать...
ТРАНССЕКСУАЛЫ И СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ

В СССР были транссексуалы. А вот проблемы транссексуалов – не было. Она, эта проблема, решалась быстро и споро, по мере возникновения, в каждом конкретном случае.
Вот таким примерно манером (я говорю о 1970-х годах):

Когда человек (мужчина или женщина) чувствовал неодолимое желание сменить пол, он, некоторое время помыкавшись – поскольку вывесок «здесь меняют пол» в СССР не было – этот человек так или иначе попадал к специалисту-сексопатологу.
Сексопатолог давал заключение: «Данный гражданин (гражданка) действительно, по объективным медицинским показаниям, нуждается в смене пола».
Довольно часто дело ограничивалось сменой паспортного пола. Тоня Сергеева становилась, как правило, Антоном Сергеевым, а Яша Задунайский – Яной, Задунайской же (хотя иногда они брали себе совсем новые имена и другие фамилии). То есть им выдавали новый паспорт.
Довольно часто транссексуалы – бывшие женщины, ставшие мужчинами, то есть Сони, ставшие Сережами – находили свое семейное счастье с женщинами (скорее всего, у жён этих «паспортных мужчин» были лесбийские склонности). Я слышал от врачей о таких случаях. Что характерно, жёны не всегда так уж строго хранили тайну, что их Миша – на самом деле Маша. В этих семьях иногда были дети – от прежнего брака жены. И общество – даже в маленьких городках – относилось к этому с похвальным безразличием.

Но бывало, что речь шла о хирургическом вмешательстве. В обоих случаях – когда из Яши делали Яну, а из Тони – Антона – протезирование осуществлялось с помощью кусочка сигмовидной кишки. Когда речь шла об изготовлении мужского органа для бывшей женщины – новоиспеченного мужчину снабжали следующей легендой: «в армии служил, был взрыв, все в клочья, едва не умер от потери крови, спасибо врачам, из кусочков кое-как сшили… поэтому и выглядит вот так, не совсем обычно… но мы же любим друг друга, в том ли дело…»
По просьбе обратившегося и по заключению эксперта-сексолога (подписи профессоров, круглая печать) – человека направляли на операцию.
Бесплатную, кстати говоря!
Заключение эксперта почти всегда было положительным. Исходя из некоей, что ли, презумпции разумности: ведь отрезать или пришить пипиську, да еще сменить паспорт – это не делается назло соседке! Значит, человеку на самом деле нужно.

Почему так было в кошмарном СССР?
Потому что в кошмарном СССР была одна недурная черта: высокая ценность науки, разумности, рациональности.
Люди понимали, что неодолимое стремление индивида сменить пол – это некая объективная психобиологическая реальность.
А не «разврат» и не «влияние растленного Запада».
И уж конечно, не «козни сатаны».

P.S. Все сказанное выше не означает отрицания Голодомора и ГУЛАГа.
ПЕРВОГО ДЕКАБРЯ, В ВОСКРЕСЕНЬЕ, в 14.00
НА КНИЖНОЙ ЯРМАРКЕ "NON-FICTION"


( Москва, Крымский Вал, 10, Центральный Дом Художника)
состоится презентация книги:

ВИКТОР ДРАГУНСКИЙ
"ДЕНИСКИНЫ РАССКАЗЫ"
и
Денис Драгунский
"О том, как всё было на самом деле"

Юбилейное издание
к 100-летию со дня рождения Виктора Драгунского



Презентация состоится в Зоне семинаров, зал № 1.

Милости просим!

Вот здесь немножко из этой книги:

http://www.novayagazeta.ru/arts/61214.html