?

Log in

No account? Create an account

December 22nd, 2013

ИСКРЕННОСТЬ, АБАЖУР И ВАРЕНЬЕ

Только что прочел книгу воспоминаний одного не очень известного, но «вхожего в круги» деятеля.
Я просто изумился, с какой откровенностью он пишет обо всех перипетиях своей работы карьеры. О научно-производственных и административно-партийных интригах, о смертельных подковерных боях, доносах и жалобах, разгромах и ликвидациях, и т.д. и т.п. Столь же открыто пишет о своих собственных слабостях и неудачах, провалах и проколах. А как подробно и увлекательно он описывает быт того времени, с сороковых по восьмидесятые!

- Поразительно искренняя книга! – сказал я своему приятелю.
- Ага, конечно, - усмехнулся он. – Я его прекрасно помню. Был нашим соседом по даче. Мы дружили семьями, и не только летом. Вечерами играли в преферанс. Хотя мой отец работал совсем в другой отрасли, они обсуждали все назначения и снятия, важные госзадания и все такое. Однажды папа заступился за него перед Байбаковым, и ему оставили главк. Но это еще не всё! Его новая жена положила глаз на моего брата, у них разница была всего лет пять, она была постарше, естественно. Кажется, ей всё удалось… А братец мой потом завел роман с его дочкой от первого брака. Она жила с ними, и на даче тоже. Боже, какие скандалы там были, я помню басовитый ор и бабий визг! Стекла тряслись. Но субботними вечерами они всей семьей чинно приходили к нам в гости. Веранда. Стол под абажуром. Чай с вареньем. И ножка, сняв туфельку, шалит под столом, я маленький был, лет двенадцати, вместе взрослыми не сидел, собирал железную дорогу на полу, и мне снизу всё видно было… И вот так – лет десять, пока мой брат от этой жизни не эмигрировал на фиг.
- И что? – я даже растерялся.
- А то, что в этих мемуарах мой папа упоминается один раз, как сосед! В связи с тем, что дерево упало на провода, мог случиться пожар, но добрый сосед вызвал электриков. И он его гнусно назвал «сослуживцем одного родственника». Ни слова благодарности, хотя папа ездил к Байбакову и фактически его спас – его бы с позором выперли на пенсию! Не говоря уже о многолетней дружбе семьями. Ах, как искренне!

Понятно.
Значит, и в своих рассказах о работе и карьере, о встречах с разными замечательными людьми – он тоже подвирает?
Хотя – вот он пишет о своем несчастном первом браке, о ранней смерти жены, о том, что виноват перед ней, не заботился о ее здоровье, всё работа и только работа, и проморгал ее болезнь, которую – если бы вовремя спохватиться – можно было бы вылечить. И это еще не всё. О своих изменах тоже пишет, кается: жена в больнице, а он в ресторане с девушкой, а дочь-второклассница дома одна. И всё вроде бы очень искренне и открыто, сердце вроде бы нараспашку…

И вот это проклятое «вроде бы».
Но, наверное, во всех мемуарах – так.