?

Log in

No account? Create an account

February 10th, 2014

СЕМЕЙНЫЙ АЛЬБОМ

- Ну, послезавтра, - сказала Аглая Сергеевна. Он положил телефон на диван рядом с собою. – Эй, ты что молчишь? Ты там не умер?
- Пока нет! – закричал сказал Виктор Петрович, чтоб не брать телефон в руки.
- Тогда давай! – и короткие гудки.
Виктор Петрович откинулся на диванную спинку.

Она всегда была такая. Она гордилась этим, говорила ему: «Да, я такая! А почему я должна быть последовательной? Кому должна? Кто сказал?» Он ее успокаивал: «Никому не должна, никто не сказал…» «То-то же!»
Могла быть нежной, доброй – и тут же, через полчаса буквально, становилась злой, самовлюбленной. Издевательски себялюбивой. Казалось, она наслаждается тем, что тут же исполняет все свои прихоти и желания. Казалось даже, не самим исполнением желаний наслаждается, а вот именно тем, что немедленно их исполняет, несмотря ни на что. Да почему казалось? Так оно и было.
Поэтому иногда она была очень последовательной. Железно целеустремленной. Как бульдозер. Вот вчера, например, она решила с ним переспать, и всё. Хочу и буду. Ногу растянул? Ах ты, бедняжечка! Сейчас тебя разыщем, домой привезем, финалгоном натрём, эластичным бинтом забинтуем, приласкаем и трахнем.
А потом посмотрим.
Потом скажем: «Ну, ты звони… Когда? Ну, послезавтра…»
Главное – чтоб сейчас было приятно.

«А на втором курсе – смеясь и обнимая его, рассказывала она еще тогда, двадцать пять лет назад, – а на втором курсе меня соблазняла одна наша профессорша. Я и подумала – а что? Разочек, а? Потом все рассказала родителям. Мама была просто в истерике. “Я эту тварь своими руками придушу! Посажу! С работы выгоню!” А отчим сказал маме: “Зина, успокойся. Если нашему ребенку было приятно, то почему бы не развлечься чуточку?” А ведь и в самом деле, почему нет? Experience! А?»
А? Бэ! Гадость.
Но от этого она становилась еще желаннее, еще любимее.
Или вот. Он заболел. Горло, температура под сорок. Никого дома нет. Отец уже умер полтора года как, а мать на даче – «надо кое с кем повидаться, это очень важно…» - о, да, он знал, с кем! – от этого еще больнее.
Позвонил Але.
Примчалась тут же. Полоскание, антибиотик, лимон, анальгин от температуры, шарф на шею. Все очень ласково, ловко и быстро – но при этом как будто вымеряя время. Как будто внутренне посматривая на часы. Это сразу замечаешь. Это когда человек нарочно ни разу не взглянет на реальные часы, которые вот здесь, на тумбочке или на собственном запястье. Значит, точно торопится.
- Останешься ночевать? – тоже нарочно спросил. Он с такой температурой не то что всякие дела, он руку поднять не мог. Но – не о нём же речь, а о ней. У них ведь уже всё было!
- Нет, - ответила очень легко, размешивая сахар в чашке чая, раздавливая ложкой целых три ломтика лимона.
- Боишься заразиться? А ложись в кабинете, или вообще где хочешь…
- Нет, не боюсь ни капельки! – и поцеловала его в губы. – Но меня ждут.
- Кто? Где?
- Внизу, - сказала она. – В машине.
- Ты что, на такси? С ума сошла?
- Да нет. Просто меня подвез один человек.
- Какой человек?
- Сама не знаю. Голоснула, он остановился, подвез. Просто хочу с ним поговорить, ты понимаешь, по-го-во-рить… Лежи, отдыхай, выздоравливай. Не бесись. И не ревнуй… Ну, или ревнуй, если тебе так приятнее.
Еще раз бесстрашно поцеловала его в губы и убежала.
Захлопнула за собой входную дверь.

Да, - подумал Виктор Петрович, вставая с дивана. – Если в книжке напишешь, что вот именно он, именно этот человек вдруг-внезапно и совершенно случайно подвез Алю на машине, и она в него по своему обыкновению тут же в него втрескалась… - да, если такое напишешь в книжке, то все закричат: «ах, как это надуманно! как притянуто! даже смешно!» Но в жизни всё гораздо смешнее.
В конце концов, - думал Виктор Петрович, - это я сам виноват. Ну, горло болит, ну, температура сорок. Сдох бы, что ли? Нет, конечно бы не сдох. Не позвонил бы Але, сидела бы она дома, и ничего бы не случилось. Но вот захотелось поиграть, что у меня есть верная заботливая женщина.
Ах, да, - засмеялся Виктор Петрович. – Самая верная и заботливая женщина – это мама. А мама на даче. С каким-то другим дядей, хотя папа умер совсем недавно. То есть во всем виновата мама! Ах, мама всегда во всем виновата, боже, как это старо…

Надо было залезть в семейный альбом.
Найти для Лены фотографии ее молодого и прекрасного папаши.