?

Log in

No account? Create an account

July 7th, 2014

РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА

Она вошла в дом и почувствовала запах табака. Непривычный. Терпкий и тухлый одновременно. Поняла: сигара.
Кто курил сигару?
Она еще раз потянула носом.
Кто курит сигару?
Вошла в комнату деда. Старик сидел в кресле у стола. На столе стояла бутылка виски. В пепельнице лежала дымящаяся сигара.
- Дедушка, зачем вы курите? – сказала она.
Он не был ее родным дедушкой. Он был дедушкой ее мужа. Точнее, не мужа, а бойфренда. «Молодого человека». Они уже пять лет жили вместе – в этой самой квартире, которая принадлежала дедушке – в большой квартире близко от метро, но в тихом переулке. Дедушка похоронил единственного сына и невестку – они разбились на машине, и маленький внук остался с ним и с бабушкой. Потом бабушка умерла, внук вырос. Конечно, дедушка был уже совсем старый, на улицу почти не выходил, и ему надо было готовить диетическую еду. Но, с другой-то стороны, дедушка был единственным собственником этой, уж не будем скромничать, роскошной квартиры. Кроме того, дедушка, научившись интернету, раз в месяц переводил через «Сбербанк-онлайн» на карточку внуку некоторую сумму из своих скромных сбережений, как он выражался. И там было не только дедушке на кашку и мясное пюре, но и внуку на текущие расходы…

Назвав старика дедушкой, она снова вспомнила, что живет с его внуком уже шестой год, и они всё никак не оформят отношения, хотя ей уже двадцать девять, а мужу – то есть «ее молодому человеку», тьфу! – ему уже тридцать три. Роковой возраст.
- Мне тридцать три! – продекламировала она. – Я жив! Ищу Иуду!
- А? – спросил дедушка.
- Стишок, - сказала она. – Автора забыла. Дедушка, ну зачем вы курите?
- «Ромео и Джульетта», - сказал дедушка, показывая ей бумажное колечко на сигаре. – Они продавались во всех ларьках. Сущие копейки. Фидель нам платил сигарами за машины. Я купил ящичек еще тогда. Вот нашел последнюю. – Он пыхнул сигарой, с удовольствием вдохнул носом облачко терпко-тухлого дыма. – Открой мне виски, у меня руки болят. Я хотел с тобой поговорить, он дурак, хотя родной, а ты умнее, и ты мне тоже родная…
- Давайте поговорим, - она пододвинула стул, присела. - Только без виски.
- Ладно. Виски потом. Но непременно! Вот, - он вытащил из ящика стола несколько бумажек. – А знаешь, почему он с тобой не расписывается?
Она покраснела, хотела встать. Дедушка схватил ее за рукав.
- Нет! Он тебя любит! У него никого нет! В этом смысле не волнуйся. Он просто ждет, пока я подохну. Нельзя жениться, когда ты бестолковый внучок при богатом дедушке. Мечты сбываются, однако, - и он подвинул к ней по столу какие-то заполненные бланки. – Я ездил к врачу. Я сдавал анализы. Рентген, КТМ и МРТ. Всё. C’est tout.
- Надо еще раз проверить… - она растерялась.
- Я могу продать квартиру, могу продать дачу, у меня есть сбережения, я могу лечиться в Германии, в Израиле.
- Конечно! – бодро сказала она. – Вы обязательно вылечитесь.
- Промучаюсь года два и подохну. Последний год будет ужасен. Чем дороже лечение, тем тяжелее муки. Не надо. Квартира, дача, деньги в кассе – это заработала наша семья. Мои родители, мы с женой, мой сын и его жена. Чтобы всё это пошло на глупую попытку прожить еще чуточку? Нет! Пусть всё останется вам. Это мое решение.
- Я должна с ним поговорить! – вскрикнула она. – Это ужасно. То есть спасибо, но мне страшно. Мы с ним посоветуемся.
- Не смей советоваться! – сказал дедушка. – Я всё оставлю тебе.
- Нет, что вы!
- Или пропью с блядями. Извини, деточка, - он взял ее руку и приложил к своим сухим губам. – Открой мне виски. Налей буквально на донышко.

Через неделю была оформлена дарственная и сделан перевод.
Лечиться дедушка не стал. Сказал – пусть будет, как будет.
Зато через месяц снова захотел покурить. Сигару.
- Купи мне коробочку «Коиба», - сказал он внуку. – «Эсплендидос».
- Но ты ведь любишь «Ромео и Джульетта», нет?
- Да, да, конечно, - кротко сказал дедушка, поджав губы.

Через полгода она сказала, что его внук наконец-то сделал ей предложение.
- Откажись, - сказал дедушка. – Ну, или уж в самом крайнем случае, не рожай от него детей.
Он нагнулся, открыл тумбу письменного стола. Вытащил толстую папку писем и фотографий.
Оказалось, дедушкин сын был ее отцом.
- Подлый человек! – закричала она. – Почему ты молчал?
- Я уже умер, - сказал дедушка.
Он откинулся в кресле, но сидел крепко. Потом голова начала съезжать набок. Левый глаз закрылся, а правый глядел сначала на нее, потом на люстру.
В пепельнице лежала погасшая сигара. Она взяла ее, закурила, помня, что затягиваться нельзя. Только наслаждаться ароматом. Окуталась дымом, разогнала его ладонью. Решила, что всегда будет курить сигары.
Позвала дедушкиного внука, велела ему вызвать скорую и милицию, и стала обдумывать, как бы не очень обидно сказать ему, чтоб он поскорее выметался вон.