?

Log in

No account? Create an account

July 19th, 2014

на свете счастья нет

ЗАПИСКИ СУМАСШЕДШЕГО. 2

Вот еще один случай, когда меня в глаза назвали безумцем.
У нас на факультете был один парень. Старше нас – после армии поступил. Хорошо учился. Помню, он сделал два очень интересных доклада на научных студенческих конференциях. Я даже сейчас помню, о чем они были. Первый и второй.
Но мы особенно не дружили. Так, привет-привет.
Прошло лет пять, наверное, после окончания. Хотя год точно не помню. Но где-то конец семидесятых.
Вдруг встречаю его на улице.
Слово за слово, ты где работаешь, а ты где, ну и всё такое.
Я тогда работал в Дипломатической Академии.
А он сказал, что работает комендантом какого-то клубного здания. Завхозом, проще говоря.
Я говорю:
- Ты что? Почему? Какие-то неприятности?
- Да нет, - говорит. – Я подал на выезд.
- Ого, - говорю. Помолчал и спросил: – А что, у тебя там какие-то перспективы и планы? Родственники обещают? И куда ты вообще собрался?
- Еду по еврейской линии, через жену. Но в Израиль не особо хочу, постараюсь в Европе зацепится. Ну или в Канаде. Родственников нет, откуда, ты что?
- А делать-то что будешь? Кем работать?
- Пока не знаю, - говорит. – Попытаюсь, конечно, по специальности. Язык, перевод, славистика, то да сё. Ну, а нет – значит, нет. Буду улицу подметать. Подметать улицу свободным человеком.
- А? – говорю.
- Свободным человеком, - говорит. – Мне как-то совершенно разонравилось жить, когда за меня решают, что мне читать, какие фильмы смотреть, в какие страны ездить. Когда на выборах в бюллетене одна фамилия. Мне надоело быть рабом… Ну, не обижайся, подданным. Я хочу быть свободным гражданином. И ради этого готов подметать улицу в свободной стране.
Помолчали.
Я говорю:
- Да я все прекрасно понимаю. Не глупей тебя. И про выборы, и про выезд, и про цензуру, и вообще про всю нашу совдействительность…
- Ну и?.. – говорит.
- Но понимаешь, здесь как-то уже привычно. Работа, дом, родные, друзья, соседи. Знакомый продавец в мясном отделе. Знакомый инспектор в учебной части. Западное кино можно на фестивале поглядеть. Кафку и Мандельштама можно купить у спекулянта или взять почитать, а запрещёнку – в самиздате, за это уже почти не сажают, то есть сажают, если на тебе еще что-то висит, а так – да обчитайся ты Солженицыным, я вот, например, всё прочел, и вот я перед вами!
- Ну и?.. – смотрит на меня.
- Ну и вот, - я криво улыбаюсь. – Какая, на фиг, свобода, если уже врос корнями в эту жизнь…
Он на меня пристально так посмотрел и серьезно спросил:
- Ты сумасшедший?

Не знаю. Наверное. Или гораздо хуже: слишком нормальный.