?

Log in

No account? Create an account

August 1st, 2014

КОМПЛЕКСНЫЙ СЕКС

Две мои подруги рассказывали, две сестры, две девочки из очень хорошей семьи, одна в десятом классе, другая на третьем курсе, и вот, значит, они познакомились – чуть ли не в родительской компании! – с одним режиссером.
Он был старше. Ему было уже лет сорок. Но красив, смугл, гибок и ухватист, смотрел на них таким цепким и вольным взором, что у девочек – они мне потом сами признались – просто мурашки по спинам бежали, и под коленками возникала томная щекотка, как бывает, когда смотришь с высокого балкона вниз, или когда при тебе режут курицу. Он, подлец, это сразу почувствовал, стал приглашать их на просмотры, то да сё, и между делом рассказывал, что он одинок, разочарован, у него большая квартира, а в ней – огромная кровать с импортным матрасом – два на два, и пружинит прямо до потолка…
Читатель, услышав про импортный матрас, понял, что речь шла о конце 1960-х – и не ошибся.
Но к делу. От таких рассказов у сестер щекотка под коленками росла, грозя подломить ножки, но режиссер галантно брал их за локотки и провожал от Дома Кино до остановки.
Долго ли, коротко ли, но настало лето, и родители сестер – едва ли не первый раз – уехали отдыхать, оставив девочек в Москве.
Тут же возник этот человек, звонки по телефону, встречи в скверике у метро, и вот, наконец – приглашение в ресторан! Днем, правда. Ну, хорошо.
- Я лично пойду в душ, - сказала старшая.
- Ты развратница! – возмутилась младшая и тоже побежала купаться.
Чуть не опоздали.

Смуглый, стройный, чуть седоватый красавец ждал их у дверей.
Вошли, сели. И как-то в ходе разговора, пока еще официант не принес меню, сразу стало ясно, что после обеда они все вместе поедут к нему. Попить кофе – он умеет варить совершенно особенный кофе. В импортной итальянской кофеварке. Ну и немножко попрыгать на волшебном матрасе – прямо до потолка, ха-ха, шучу, шучу, девочки, но вдруг вам захочется этак пошалить?
Но вот и меню.
Тогда давали одно меню на всех.
- Ну-с, девочки, - сказал он, глядя на тусклые машинописные листочки, вложенные в узкую коленкоровую книжечку. – Ну-с, что у них тут есть, чем они нас, как говорят на театре, будут удивлять?.. Ага. Вот! А принесите-ка вы нам, дорогой мой, - обратился он к официанту, - а принесите-ка вы нам, нам принесите-ка вы… - девочки прямо замерли. - Вот что! Три комплексных обеда!
(Так, дорогие дети, в те года назывался «бизнес-ланч»)
- Здесь очень хорошие комплексные обеды, - сказал он. – Здесь всегда обедал покойный Боря Барнет.

Принесли обеды. Три винегрета, три борща, три трески с пюре и три компота.
Сестры немного поковыряли винегрет. Младшая взялась за борщ.
- Докушивать не будете? – сбоку возник официант и потянулся за квадратными вазочками с недоеденным винегретом.
- Как это не будем? – возмутился режиссер. – Такой хороший винегрет, и не докушать? – Он свалил винегрет к себе в вазочку, взял кусок хлеба, посолил. – Эх, девчонки, давно я не ел настоящего винегрета! Ах, одинокая жизнь старого волка… - и глянул исподлобья, чуть сощурясь.
- Возьмите мой борщ, – сказала старшая. – Я его почти не трогала.
- Отличный борщ, между прочим! – сказал он. - Здесь его умеют готовить! Ваня Пырьев не даст соврать. И Миша Калатозов.
- Еще треска осталась, - сказала младшая. – Вы любите треску?
- Не особенно, - сказал он.
- Но ведь же пропадет! – сказала она.
- Верно, - кивнул он и съел всю треску.
- И компот! – хором сказали сестры, придвигая к нему стаканы.
- А как же вы?
- Всё для вас, - прошептала старшая. – Всё только для вас.
- О! – сказал он.

Положил руку на ее коленку. А другую – на плечо младшей. Сжал и погладил. Но никакой томной щекотки и зовущих мурашек сестры не ощутили, как рассказали они мне потом.
- Всё для вас, всё для вас, винегрет на матрас! – засмеялась младшая.
Вот, собственно, и вся история