?

Log in

No account? Create an account

August 20th, 2014

ДЕВУШКА ИЗ МУРАКАМИ

На скамейке у моря сидит японка лет двадцати или чуть старше. Сидит на уголке, поставив рядом рюкзак, пластиковый пакет, еще одну матерчатую сумку и полуторалитровую картонную коробку сока.
Мы сели рядом. Она придвинула свои вещички поближе к себе и вежливо улыбнулась.
Некрасивая, коротенькая, ножки как батоны за 13 коп, на левой икре синяк. Тапочки-вьетнамки. Толстые розовые пальчики.
Пьет сок из коробки, обхватив ее двумя руками. Достает из сумки ярко-оранжевый пакет чипсов. Запрокидывая голову, сыплет чипсы себе в рот. Хрустит - слышно даже сквозь ветер, а ветер был сильный.

Ветер вырвал у нее из рук уже пустой пакет и погнал его, оранжевый клок по серому сырому песку, перевитому светлыми вьюжными песчаными змейками.
Она вскочила, что-то сказала нам - наверное: «Присмотрите за моим барахлишком, пожалуйста», - и побежала вслед за пакетом.
Догнала его метров через сто. Схватила, смяла, побежала в кафе под тентом. Там на террасе стоял мусорный ящик. Выбросила туда пакет, пристукнула рукой отворённую ветром крышку. Отряхнула руки.
Вернулась.
Снова села, отпила сок из коробки.

Долго сидит, глядя на море, на маленькие волны, которые - если вспомнить Чехова, это он говорил - волны, которые накатывались на этот песчаный берег и пять, и десять тысяч лет назад, когда нас не было, когда вообще никого не было - и которые точно так же будут накатываться на берег через пять, через десять, через сто тысяч лет, когда ни нас не будет, ни вообще никого, а будут только волны и песок.
Сырой темный песок, перевитый светлыми песчаными змейками, которые гонит ветер. Потому что ветер тоже останется.

Потом она встает, надевает рюкзак, фотографирует пустой берег планшетником, возится с проводами, втыкает наушники себе в уши, планшетник сует в карман непромокаемой черной безрукавки - а так-то на ней легкое короткое платье - подхватывает сумку и пакет.
Подходит к морю. Стоит, задумавшись. Потом поворачивается и идет к дощатому настилу, к выходу с пляжа.