?

Log in

No account? Create an account

December 7th, 2014

сон на 6 декабря 2014 года

«МОЙ ЧАС НАСТАЛ, ДА!»

Мне приснилось, что меня уговорили спеть.
В опере. В «Тоске». Партию Каварадосси.
Я долго объясняю, что петь не умею, привожу в доказательство рассказ «Слава Ивана Козловского», но дирижер - седой старик во фраке, и режиссер - дама средних лет в джинсах и драной майке, - убеждают меня двумя доводами. Во-первых, я их старый друг и должен их выручить. Во-вторых, это все фигня вопрос, ничего особо сложного, мне даже понравится.
Я соглашаюсь. Но не разучиваю партию, а думаю, что как-то оно само выйдет - мне же сказали, что фигня вопрос.

Вдруг меня зовет дирижер и говорит:
- Давай-ка сделаем прогончик. Вечером спектакль.
Я говорю:
- Что, я прямо так вот должен петь?
- Да, ты же согласился!
- А под фанеру нельзя?
- Ты с ума сошел, это же серьезный театр!
- А давай тогда караоке, а?
- Эх, - говорит дирижер. - Что ж ты раньше-то не сказал? Я бы заказал караоке, а сейчас всё, тю-тю, проехали.
- А слова? - спрашиваю я. - Можно я буду держать в руке листочек со словами?
- Ну ты вообще! - говорит он. - Все впечатление испортишь! Ты пой хоть что-нибудь, так, примерно... Ты вообще-то «Тоску» слушал? Знаешь, о чем там речь? Вот и вперед, не робей, главное дело.

Я понимаю, что мне придется по-настоящему петь.
От этого у меня вдруг начинает болеть горло. Я убегаю со сцены и натыкаюсь на режиссершу в драной футболке. Говорю:
- У меня горло болит!
- Ну и что? – говорит она. - Подумаешь!
Я убегаю от нее и прибегаю в кабинет врача. Там сидит старушка в белом халате, похожая на мою бабушку Аню, мамину маму. Я показываю ей горло и говорю:
- Вот скажите, могу я петь целую оперу, главную партию?
- Да, можешь, - говорит она, - но после этого тебе придется ровно десять лет молчать. Ни слова не говорить, и полоскать горло теплым молоком.
Я думаю - ага, а лет мне сейчас сколько? И чтобы, значит, десять лет молчать? До глубокой старости?
- Фигушки вам! - это я уже говорю режиссерше и дирижеру. Но чувствую, что они сейчас начнут меня уговаривать, и боюсь, что опять соглашусь.

Просыпаюсь, чтобы попить воды.
У меня прекрасное настроение! Петь не надо. И тем более не надо падать на пол в виде расстрелянного Каварадосси. Ура!