?

Log in

No account? Create an account

December 25th, 2014

ВЧЕРА В ПАРИКМАХЕРСКОЙ. ТРИ РАЗГОВОРА.

1.
Новая клиентка у мастера. Очень заросшая, копна волос до плеч.
Мастер: "Что бы вы хотели?"
Клиентка: "Ну, вот так, чтоб, в общем, ну вот вы понимаете... вот так чтобы вот красиво, но при этом плавно!"
Мастер: "Понял. С окраской?"
Клиентка: "Да! Как приятно, когда тебя понимают!"

2.
Строгий мужчина спрашивает у парикмахерши: "Скажите, какой процент в себестоимости стрижки составляют импортные компоненты? Шампуни, амортизация инструмента..."
Парикмахерша (испуганно): "Чего-чего?"
Мужчина: "Да ничего. Я просто пытаюсь рассчитать предстоящее повышение цен".
Парикмахерша: "Какой вы серьезный!"
Мужчина (гордясь и смущаясь): "Что вы, я вообще-то пошутил".

3.
Другая клиентка беседует с мастерицей:
"Одна женщина, когда беременная была, волосы отращивала, и ребенок родился совсем лысый!"
"Дети всегда лысые родятся", - отвечает мастерица.
"Он до сих пор лысый, как коленка, ему уж тридцать лет!"
"Что ж, по-вашему, когда беременная, надо стричься покороче?"
"Да! Тогда весь волос в ребенка пойдет!" *

----
*что-то новое! распространено поверье, что во время беременности вообще нельзя стричься.
ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ ПОПЫТКА

Была зима, был вечер, и вдруг нестерпимо захотелось ей позвонить, и прямо сразу пригласить в кафе. И чтобы она сразу согласилась – недолго думая и ничему не удивляясь. Встретиться в центре, на красивой предновогодней улице, потом зайти в хорошее место, выбрать столик, заказать что-нибудь особенно вкусное и необычное, выпить вина… а потом… а потом все получится само собой.
Они почти не были знакомы. Сидели в одном читальном зале, и всё.
Сергей Сергеевич писал книгу о советской литературной критике, и ему нужны были журналы тридцатых-пятидесятых годов. Их никто не оцифровывал и не выкладывал в интернет. Так что никуда не денешься от старого доброго читального зала, где пахнет деревом, картоном и кожей. А она все время читала одну и ту же брошюру – тонкую, но большого формата. Сергей Сергеевич не утерпел и заглянул через плечо – это был какой-то старый статистический справочник. Она обернулась, подняла на него глаза и сказала: «Здравствуйте!»

Она ему понравилась. Строгая, стройная, без косметики и украшений – ни цепочки, ни колечка. Довольно молодая – лет тридцать. Ну, тридцать пять самое большее. Писала диссертацию по истории советской экономики. Судя по всему, одинокая.
Он долго выдумывал причину, чтобы поближе с ней познакомиться. Придумал: советская литература почти вся про рабочий класс и трудовые достижения. А как на самом деле обстояли дела в социалистической индустрии?
- Я постараюсь ответить на ваши вопросы, - без смущения, но и без вызова ответила она, прямо глядя на него своими серо-зелеными глазами.
- Дайте мне ваш телефон, пожалуйста.
- Пожалуйста. Я вам напишу, визитки кончились. Вот, все мои телефоны. Но на работе я бываю редко, а когда бываю, не сижу на месте…

Сергей Сергеевич позвонил ей на мобильный. Она не отвечала. Едет в метро? Или, например, принимает душ? Он в который раз представил себе ее квартиру – маленькую, обставленную строго, скупо, но изящно. Как она выходит из душа, накидывая халат, идет в кухню, ставит кофейник… Запах кофе и запах шампуня от влажного тела.
Сергей Сергеевич понял, что влюблен до полусмерти. Набрал ее домашний номер.
Через три гудка трубку сняли, и сильный, чуть хрипловатый мужской голос ответил:
- Да, слушаю вас.
Сергея Сергеевича будто ударили. Он прямо увидел этого мужика – красивого, самоуверенного, с модной трехдневной щетиной, в расстегнутой белой рубашке – как на рекламе одеколона.
- Слушаю вас! – барственно повторил мужчина. – Говорите!
- Простите, – негромко и сухо сказал Сергей Сергеевич, изо всех сил вспоминая, как её отчество, она же говорила…ага! – Будьте добры, Татьяну Михайловну.
- Минутку, - сказал тот и заорал куда-то в сторону: - Мам! Маа-маа!
Сергей Сергеевич откинулся на спинку дивана и посмотрел вверх. Во дворе, прямо под окнами, была елка с цветными лампочками, и на потолке вспыхивали желтые и зеленые огоньки. В трубке слышалось далекое кухонное звяканье. Казалось, что оттуда тянет жареной треской.
- Алло! – вдруг сказал невидимый собеседник. – Перезвоните, пожалуйста, минут через десять, ладно?
- Да, да, конечно, конечно, – и Сергей Сергеевич повесил трубку.

Ну, ничего. Она все равно не догадается, кто ей звонил. Так что в читальном зале можно будет здороваться, как ни в чем не бывало.
Правда, она больше в библиотеку не приходила.
Он тоже через пару недель закончил работу с журналами.