?

Log in

No account? Create an account

January 5th, 2015

тьмы низких истин

НОВАЯ МОЛОДАЯ КРАСИВАЯ БОГАТАЯ

Варвара Павловна и Роман Максимович вернулись из Праги. Можно сказать, из свадебного путешествия. Втащили в квартиру чемоданы на колесиках и обнялись, не зажигая света в прихожей.
За эти шесть или семь часов – такси, аэропорт, самолет, снова аэропорт, такси от Шереметьево до дома – за эти часы Роман Максимович успел страшно соскучиться по своей молодой жене. Он расстегнул ей куртку, обнял ее под свитером и сам изумился своей страсти – ведь ему было уже шестьдесят два года. Но она была почти на двадцать лет моложе, ей было всего сорок три, она была тонка и прекрасна, и ему казалось, что он помолодел вместе с нею – если не на двадцать, то уж на десять лет точно. Она шепнула:
- Дай хоть в душ сбегать…
Он отпустил ее. Она сняла куртку и кроссовки, пошла в комнату раздеваться. Вышла оттуда через полминуты – Роман Максимович тем временем тоже снял дорожные ботинки и плащ – остановилась в дверях ванной и сказала:
- Ну я уж с головой, ладно?
- Ладно, - вздохнул Роман Максимович и улыбнулся.
Ладно. Ничего. Не надо мальчишку изображать.
Зазвонил городской телефон.
- Я тебе полдня то на город, то на мобильник! – без «здрасьте» закричал старый питерский приятель Васечка Вертман. – Ты чего? Ты где?
- Дома, дома, - сказал Роман Максимович. – Только вошел. Из Праги самолетом!
- А забыл, что будет пятого числа? – грозно спросил Васечка.
Пятого октября – это как раз послезавтра, а Роман Максимович в самом деле забыл, что у Васечки день рождения. И не просто, а полуюбилей – шестьдесят пять.
- Ты что! – закричал Роман Максимович. – Все записано! В «Яхтклубе», в семь! Буду с женой! Я ведь женился!
- Знаю, знаю. Ты уже хвастался. Жду! – сказал Васечка и повесил трубку.

Роман Максимович открыл компьютер, вошел на сайт РЖД, где он всегда заказывал билеты. Ах, да, нужен паспорт, вбить номер. Где паспорта? Где Варин паспорт, кстати? Из ванной доносилось журчание воды и шипение душа. Ага! Надо взять заграничные паспорта, они оба у Вари в сумке – она сама оформляла все билеты, и в гостинице тоже, и вообще не допускала его до бумажной чепухи, даже приятно.
В прихожей он расстегнул ее сумку, долго искал, загранпаспорта были на самом дне, в потайном кармашке, но вот он их вытащил, вернулся в комнату, сел за стол, поцеловал Варин паспорт и раскрыл его.

Потом встал, засунул его в задний карман брюк, прошел в спальню, лег поверх покрывала и позвонил своей давней, детской, дачно-соседской любви, а теперь уже сто лет как просто старой приятельнице Лилии Михайловне.
- Лилечка, - сказал он. – Приезжай ко мне, всё бросай и мчись, умоляю тебя, а то я сейчас умру…
Варя вошла в комнату голая, на ходу взбивая красивыми пальцами мокрые русые волосы. Роман Максимович еще раз подивился, как она хороша, стройна и гладка. Но желания не было никакого.
Она села на краешек кровати.
- Прости, - сказал он. – Сердце. Слегка. Ничего страшного. Я полежу спокойно. Может, подремлю.
- Я разберу чемоданы, - сказала она.
- Не надо. Посиди тут. Только тихонечко.
Она отсела в кресло. Он прикрыл глаза и стал вспоминать, как они поженились. Их познакомила Лилия Михайловна. Все было быстро и прекрасно. Варя говорила, что ей тридцать пять. Он на всякий случай допросил Лилечку. Она выдала тайну подруги – на самом деле Варе было сорок три. Но она так хорошо выглядит – диета, фитнес и всё такое – что слегка занизила себе возраст. «Восемь лет, ничего себе – слегка!» «А тебе, старому козлу, девка на двадцать лет моложе – мало?» - возразила Лилечка. «А у нее серьезные намерения?» - уточнил Роман Максимович. «Более, нежели» - сказала Лилечка.

Вот и она. Звонок в дверь, Варя накинула халат, побежала открывать.
- Что с тобой? – сказала Лилия Михайловна. – Где болит?
- Душа болит, - сказал Роман Максимович.
- Это не ко мне, это к психиатру! – она достала из сумки аппарат для измерения давления.
- Подлые девки! – он сел на кровати и вытащил из заднего кармана Варин паспорт. Варя вздрогнула и шагнула к двери. – Стой! Зачем ты сказала, что тебе тридцать пять? А ты – повернулся он к Лилии Михайловне, - зачем сказала, что ей сорок три? Окрутили дурака!
- Ты чего разбушевался? – засмеялась Лилия Михайловна.
- Мне не нужна жена на сорок лет моложе! – заорал он.
- На тридцать восемь, - подала голос Варя. – Мне двадцать четыре все-таки. Ты правда поверил, что мне сорок три? Я правда старо выгляжу?
- Я знаю, чего ты боишься, – жестоко сказала Лилия Михайловна. – Что ты умрешь, а она останется еще совсем молодая. Что у нее будет еще одна, новая, молодая, красивая и богатая жизнь. Да? Но это глупо, честное слово.
Да! Именно!
Он понимал, что это низко и скаредно, но ничего не мог с собою поделать, не мог даже взглянуть на Варю от ненависти и отвращения. Но вслух сказал:
- Нет! Чепуха! Просто я ненавижу вранье. Всё. Помоги ей собраться.

Потом Роман Максимович женился на Лилии Михайловне, прожил с ней двадцать лет, а когда она умерла, вспомнил Варю и решил, что он все напутал, и девочка на самом деле его любила, вот такой подарок судьбы, а он не понял, не оценил.
Захотел извиниться, но не знал, где ее искать, а спросить было не у кого.