?

Log in

No account? Create an account

January 1st, 2017

железо на морозе

ТРИ МИНУТЫ ТРЕТЬЕГО

Нина смотрела в окно. Двор был квадратный, войти в него можно было через две арки – справа и слева, а ее подъезд был как раз посредине. Она всегда загадывала, через какую арку войдет клиент. Если через правую, то все будет гладко, а если через левую – может быть скандал или неприятность. Двор был совсем пустой, только сбоку от детской площадки стоял небольшой ладненький «Мерседес». Было уже три минуты третьего,

Нина начинала злиться. Следующий клиент записался на четыре – нужно время, чтобы привести в порядок себя и комнату.

Нина была индивидуалкой в среднем ценовом сегменте. Три тысячи в час. Ей было тридцать пять, и у нее всё было хорошо. В основном она работала с постоянными клиентами, их было человек двадцать, но иногда принимала по звонку с сайта.

Нина увидела, что дверца «Мерседеса» открылась, водитель вышел, обошел машину и помог выйти небольшому ладненькому мужчине. Хорошее пальто, издалека видно. Мужчина что-то сказал водителю. Водитель сунулся в машину, подал хозяину айфон. Тот набрал номер.

У Нины зазвонил мобильник. Ишь ты! Приехал заранее, сидел в машине и ждал. «Да, слушаю». «Простите, я забыл номер квартиры и домофон». «Квартира сто тринадцать, домофон такой же, сто тринадцать. Шестой этаж».


Нина поправила пеньюар, встряхнула головой и пошла к двери. Она встречала гостей полуодетой, чтоб быстрее. Не дожидаясь звонка, отворила дверь. Клиент уже шел по коридору от лифта.

- Приветствую, - сказал он, входя, и завозился с айфоном.

- Добрый день, - сказала Нина. – Фоткать нельзя.

- Что вы, что вы! – сказал клиент. – Я просто выключаю. Чтоб нам не помешали, - засмеялся он и потер руки. – Куда пальто?

- Сюда, вот вешалка, – сказала Нина. – Плечики нужны? Три тысячи за час, извините, что повторяю. Все только с резинкой, включая орал. Ну, - улыбнулась она и положила ему руки на плечи, - пойдемте в спальню?

- Какие мы торопливые! - фыркнул клиент.

- Хотите чаю или кофе? С печеньем? Это включено.

- Да бог с вами! – он снова засмеялся, коротко и принужденно. – Ладно. В спальню. Присядем. Вот так, - он огляделся. – Я вот сюда, - он уселся в кресло, - а вы – или ты? Вот сюда.

- Можно «ты».

- Верно. Я постарше буду, - он опять странно хохотнул. – Ты Нина? Я буду звать тебя Нися. Нисечка, сядь на кровать. Устраивайся удобнее. Подушку под спинку. Вот так.

Нина села, как велено, и стала медленно расстегивать пеньюар.

-Нися! Не торопися! Послушай, что я тебе скажу. Я знаю, что девушек вашей уважаемой профессии расспрашивать не положено, бестактно это, да и правды не дождешься, так что послушай сама. Видишь ли, Нися, я живу весело и счастливо. Жена, двое детей, прекрасная работа, много денег, квартира, загородный дом… Я, конечно, не миллионер, не министр, но чувствую себя неплохо. Многого достиг, и это еще не потолок… Но, дорогая Нися, так было не всегда. Представь себе, каких-то двенадцать лет назад у меня не было ничего. Ничего от слова ноу, нихт, нуль, понимаешь? В один ужасный вечер я вышел на улицу один. Моя юная, прекрасная, обожаемая жена выгнала меня из дому. Вот так: пошел вон, бездельник, дурак, нищеброд. И знаешь, дорогая Нися – она была права. Я даже удивляюсь, как она вытерпела целых два года со мной. Я не умел и не хотел зарабатывать. Я витал в облаках. Фантазировал, как я сейчас быстро-быстро стану богат и знаменит. Что-то выдумывал, и всегда выходил пшик и растрата. А она терпела. Но потом ей надоело. Выгнала. Правда, не так, чтобы прямо на улицу. У меня была недвижимость! Полкомнаты в коммуналке, пополам с бабушкой. И сбережения! Четыре тысячи долларов в Сбербанке. Смешно, правда? Почему ты не смеешься?

- Это жизнь, - сочувственно сказала Нина.

- Это помойка и дурдом! – сказал клиент. – Это хер знает что, я не дерзнул бы назвать это жизнью… Я старался вырваться. Выплыть. Я знал, что дело не в обстоятельствах, а во мне. В моей личности! Я хотел изменить, исправить себя. Я на последние деньги записывался на разные курсы. Раскрепощение, креатив, личностный рост и все такое. Терапевты, тренеры, аналитики, коучи, консультанты. Бабушка умерла, я продал ее комнату и оплатил какой-то особенный тренинг… В общем, я оказался голый-босый и ни с чем. Я готов был взять кредит под бешеные проценты, чтоб пойти на новый тренинг… Это хуже героина, Нися! Но я справился. Знаешь, как? Я обратил свои страдания на пользу людям, и в деньги тоже. Я теперь тоже тренер, терапевт и коуч. Помогаю людям освободиться от тренингов и коучингов. Избавляю их от этой зависимости. Работа, как с алкоголиками или наркоманами. Трудно. Но полезно. И платят щедро. И сами, и часто мужья тех женщин, которые подсели на тренинги…

- Вот и хорошо, - сказала Нина и посмотрела на часы.

Клиент поймал ее взгляд и махнул рукой.

- У нас всего час времени? А если б ты знала, какая у меня жена… Боже, как я ее люблю, как я счастлив с нею!

Нагромождая восторженные слова, он стал рассказывать о своей жене, о том, как они познакомились, как сошлись, как он делал предложение, какая она красавица и умница и какое у нее прекрасное сердце, как они обставляли квартиру, строили дачу, как он присутствовал при ее родах…

- Без пятнадцати уже, - сказала Нина.

- Ну и слава богу! – возразил клиент. – Или тебе скучно слушать?

- Да нет, пожалуйста… А зачем вы все это рассказываете?

- Угадай.

- Не знаю.

- Ну и ладно. Время, время, ты продаешь свое время, вот и все, не бойся, Нисечка, я тебя не обману, три тысячи в час– значит, три тысячи, как у психолога в среднем ценовом сегменте…

- Вы очень одинокий? – спросила Нина. – Вам некому рассказать даже хорошее?

- Идиотка, - брезгливо сморщился клиент, вставая с кресла. – Впрочем, прости за грубое слово. Хотя ты, конечно, полная дура.

- Послушайте, - сказала Нина, тоже встав с кровати. – Что вам от меня надо?

- Валяй на «ты»! – сказал клиент.

- Что тебе надо? Зачем ты пришел?

- Дура, - сказал клиент. – Вот твои деньги. Извини, мелких нет, – он вытащил из кармана оранжевую бумажку, положил на столик у кресла. – Вот тебе еще две тыщи плюс, сдачи не надо. Пожми мне руку на прощанье. Но у меня ледяная рука! – вдруг зашептал он. - Твои пальцы прилипнут к моей ладони, как язык к железу на морозе! Ну, вот моя рука!

И сам схватил ее за руку.

У него холодная рука была, но просто холодная, и всё, никакого железа на морозе. Но сжимал крепко, почти больно.

- Что тебе надо? – снова спросила Нина.

- Дура, - зашептал он. – Не узнала… - и вдруг перешел на крик: – Я же твой бывший муж, ты меня из дому выгнала, потому что я бездельник, ничтожество, никчемный мужичонка, а вот теперь у меня «Мерседес» с шофером, жена-красавица и двое детей, а ты – блядь! Мандой торгуешь за небольшие деньги, а я знаменитый и богатый! А все почему? Потому что ты в меня не верила, ты меня не уважала, не любила, презирала и выгнала – ну и кто был прав? Рада? Съела? Я крупнейший консультант, а ты блядюшка с сайта секс-услуг! Дура! Я за лекцию беру триста тысяч, а тебя за три тысячи любой козел трахнет…


Нина ни разу не была замужем, но решила, что лучше подыграть ему.

- Да, - прошептала она. – Я дура. Надо было тебе ноги мыть и ту воду пить… А я дура была… Прости меня, - и попыталась изобразить слезы.

Он отпустил ее руку. Потрепал по плечу.

- Мне тоже очень жаль, - сказал он. – Но уж не воротишь. Прощай, Нисечка.

Повернулся, вышел в коридор, надел пальто. Сам отпер дверь и тихо прищелкнул ее за собою.


Нина перевела дух.

Господи. Сумасшедший. Спасибо, в горло не вцепился…

А может, в самом деле, пойти к психологу и как-то всё поменять? Да, легко сказать – «поменять». А пять тысяч – вот они. Просто так, ни за что. Даже мыться и постель перестилать не надо.