?

Log in

No account? Create an account

January 4th, 2017

АНГЕЛ. ИЗ ПОДСЛУШАННОГО

Два старика разговаривают в кафе за соседним столиком.
Один спрашивает:
- У вас на курсе училась такая Мариночка Лакситович, помнишь?
- Да, да. Конечно! Помню прекрасно. Какая красивая была девочка. Чудо просто, - романтически вздыхает второй. - Ангел. Редко такие лица бывают. И вообще такие девочки. Даже тогда редко были. А теперь - вообще таких нету. А ты-то откуда ее помнишь?
- Эх, мне ли не помнить... - так же элегически вздыхает первый.
- У тебя с ней что, роман был?
- Ну, - загадочно улыбается тот, - некоторым образом. Небольшой, но миленький романчик...
- Хм, - собеседник меняет тон. - Но вообще-то она была жуткая блядь. Давала практически всем. Хорошенькая, да. Но бля-я-ядь, страшное дело!
КРИТЕРИИ РАСПОЗНАВАНИЯ ОБРАЗА


Дело было в 1930-е годы.
Какое-то собрание Академии наук.
В перерыве, в фойе зала заседаний, сидят и беседуют три великих востоковеда: китаевед Василий Алексеев, буддолог Федор Щербатской и арабист Игнатий Крачковский.
К ним подбегает какой-то младший коллега и спрашивает:
- Вот тут проходил такой человек в сером костюме... Видели?
- В сером костюме? - отвечает Алексеев. - Это как-то очень общо.
- Ну вы же его знаете! - настаивает подошедший. - Такой активный, назойливый...
- Активный, назойливый? - говорит Щербатской. - Нет, это все-таки слишком общо.
- Игнатий Юлианович! - обращается человек к Крачковскому, понизив голос. - Да его все знают! Такой стукач, доносчик!
- Стукач и доносчик? - поднимает брови Крачковский. - Ну нет, это уже чересчур общо!