clear_text (clear_text) wrote,
clear_text
clear_text

Categories:

the beginning of an affair. Бремя доказательства

ВЕНСКИЙ ВАЛЬС

Легче всего сказать, что Катя – просто взбалмошная бабёнка, - размышлял Николай Петрович. Он в уме назвал ее Катей и сам себе засмеялся. – В университете подружилась с несчастной гардеробщицей. Помогала ей. Но почему? Молодая красивая девушка – что, больше нечем заняться, как ухаживать за нищей беременной дурочкой? Зачем она взяла ее ребенка?
Вопрос: кто ее родители? Которые позволили удочерить чужую девочку. И которые, очевидно, давали ей деньги на жизнь.

Взбалмошная бабенка – это не объяснение. За этим должно что-то лежать.
Вопрос номер два. Допустим, она вся такая безумно порывистая. Допустим, родители слепо ее обожали, безотчетно ей подчинялись.
Еще вопрос: почему она рассказала ребенку всю правду? А? – спросил сам себя Николай Петрович.
Понятно, если усыновляют ребенка лет пяти или старше. Он помнит родителей. Или помнит, что их не было. «А где ты, мама, раньше была?» Даже с трехлетним, даже с двухгодовалым ребенком, - размышлял Николай Петрович, - есть риск, что он что-то запомнил, и это «что-то» выплывет.
Но здесь-то? Если настоящая мать умерла в родах – то какие проблемы? Зачем было говорить ребенку, который не знал никакой другой семьи, зачем было говорить, что она – приемная мать, что настоящую мать звали Леночка, а отца и вовсе не было? И ездить на могилу Леночки. Леночка и мама, какой маразм.
Но «маразм» - это как «взбалмошная бабёнка». Ничего не объясняет.

Дальше. Почему она не вышла замуж? По манерам, она из богатых. Из давно богатых. Папа с мамой, дедушка с бабушкой. Какой-нибудь дедушка-академик, дача на Николиной Горе. Ну да, она же нигде не работает! Она романы читает и детей воспитывает.
Люба сказала именно так: «детей». Значит, второй ребенок у нее есть.
Зачем ей был нужен второй?
Ах, иметь свою кровиночку. Но почему она не вышла замуж, такая красивая и богатая? А если не замуж, то почему не завела ребенка по-простому, без банка спермы?
Ага.
Вот единственная зацепка: она боится, что муж или даже отец ребенка будет на что-то претендовать. Но на что?
Я-то ни на что не могу претендовать, я бумагу подписал, - усмехнулся он.

Зазвонил мобильник. Это была его помощница.
- Да, Вика, да. Что новенького?
- Ничего. Вот только письмо. От Wilson, Wilson and Williamson.
- Первый раз слышу. Что им надо?
- Вскрыть и прочесть?
- Давай, - сказал он, уселся поудобнее. – Эй, ты куда пропала? Что пишут?
- Ой, - сказала в трубке Вика. – Зачем вы мне велели вскрыть? Так неудобно…
- Я тебе абсолютно доверяю, - ледяным голосом проговорил Николай Петрович, и это значило: «сболтнешь лишнее – убью». – Ну, что им надо?!
- Ой, - вздохнула Вика. – В общем, фирма Wilson, Wilson and Williamson ведет ваше наследственное дело.
- Что?! Совсем сбрендили? – закричал Николай Петрович.
- В Вене на 86 году жизни скончался Михаэль Кошкин, - пискнула Вика.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 84 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →