clear_text (clear_text) wrote,
clear_text
clear_text

Categories:

the beginning of an affair. Моральный ущерб

Я ЗНАЮ, ЧТО ТЫ ЗНАЕШЬ

- У моей мамы возникла маленькая проблема, - сказал Николай Петрович своей жене Алине.
Сказал сразу, еще в прихожей, не успев повесить плащ.
- Что такое? – Алина поцеловала его в щеку.
- Ей нужно взять большой кредит. А подо что? Я оформляю ей дарственную на эту квартиру. И на дачу тоже. И на машину. Тебе надо подписать, что ты не возражаешь. Ты не возражаешь?
- Конечно, нет, – сказала она.
- В смысле?
- Ты какой-то странный. Конечно, не возражаю! Иди, мой руки.

Сидели на кухне и ужинали.
- Тут смешная история, - сказала Алина. – Тебе как адвокату будет интересно.
- Ты уверена, что это мне интересно, а не кому-то нужно?
- Ну, извини.
- Ладно, давай, выкладывай.
- Да нет, нет, не надо, – пожала плечами Алина. – Прости, что побеспокоила.
- Ну, что ты, в самом деле, - тут же раскаялся Николай Петрович. – Это ты прости. Устал я за сегодня. Дурной какой-то день.
- У одной моей подруги есть младшая сестра, - помолчав, сказала Алина. – Ее обидел мальчик. Я не знаю, кто там прав, кто виноват. В общем, она жутко обиделась. Решила его наказать. Ну и через каких-то подружек наняла двух парней. Чтобы они его слегка побили.
- Красиво! – Николай Петрович посмотрел на нее исподлобья.
- А дальше смешно: они взяли с нее аванс…
- Сколько? – быстро спросил Николай Петрович.
- Ой, ну откуда я знаю! Какие деньги у этих детей! Какая-нибудь детская сумма. Тысяча рублей аванс, две тысячи после исполнения.
- Точно?
- Да нет, это я так, для примера. А потом приходят к и говорят: «Знаешь, мы забоялись. Нам как-то стремно». И вернули аванс!
- Вот и слава богу. Повезло девушке. Если бы их поймали, и они бы на нее показали – она могла бы огрести. Как заказчица.
- Сколько? - быстро спросила Алина.
- Я, конечно, могу поискать, но это уже будет платная консультация, - он довольно-таки зло улыбнулся.
- А она, дура такая, теперь хочет их наказать.
- Кого?
- Ну, этих, которые обещали побить мальчика.
- Зачем ей это надо? Моральный вред, что ли? – спросил он
- Не знаю. Она спрашивает: на них есть какая-то управа? А то, понимаешь, обещали, аванс взяли, ничего не сделали, аванс вернули, а она как идиотка.
Николай Петрович рассмеялся:
- Почему «как»? Идиотка и есть. Ничего, подрастет, поумнеет. Ей очень повезло, клянусь тебе. Она могла здорово влететь.
- Я ей так и передам, - сказала Алина.

- Да, и еще вот, - сказал Николай Петрович, вставая с табурета. – Я ушел из «дела дистрибьюторов». Ну, или меня ушли, какая разница. В общем, меня там нет. Так что гонорар – увы.
Она немного помолчала, потом подняла на него свои прекрасные синие глаза, сияющие из-под пушистых темных ресниц, и бодро сказала:
- Ничего! Проживем, не умрем с голоду! Налей мне чаю, раз уж ты встал.

Николай Петрович налил ей чаю и понял, что ничего не понимает.
«Ненавижу баб», - второй раз за этот день сказал он. Но на этот раз про себя.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 145 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →