clear_text (clear_text) wrote,
clear_text
clear_text

как бы ситком

FAMOSI E RICCHI

- Привет, Вася, только давай по-быстрому, - сказал режиссер Лаптев актеру Свенцицкому. Они сидели в полупустом зале небольшого ресторана.
- По-быстрому не выйдет, - сказал Свенцицкий, уронив коротко стриженую голову на большие смуглые кулаки, поставленные один на один.
Кулаки красиво смотрелись на кремовой скатерти. Официант замер с бутылочкой минералки.
- Идите, - махнул ему рукой Лаптев и громко вздохнул, чтоб Свенцицкий слышал.
- Не чувствую роль, - ответно вздохнул тот. – Утерял смысловое ядро… И вот думаю: а моё ли это? Сережа, я долго размышлял. Я больше не могу.
- Чего? – зашипел Лаптев. – Мы половину смен отсняли!!!
- Истина профессии, истина искусства шепчет мне, - сказал Свенцицкий, - чтоб я послал все это на хер... Мне грустно, Сережа. О, если бы ты знал, как мне грустно…
- На середине фильма? – спросил Лаптев. – В морду хочешь?
- Друг мой, - сказал Свенцицкий. – Ты, наверное, помнишь, что сержанта Климчука я играл без дублера. Если ты дернешься, сука, я тебе мозги выбью. Ты лучше скажи, зачем ты мою Таньку трахнул? Зачем она тебе, тихая провинциальная девочка, когда твоя Ленка на всех глянцах сиськи кажет? Что ж ты за тварь такая?
Лаптев молчал, слегка огорошенный.
- В общем, так, - Свенцицкий встал, кинул на стол купюру, громко подвинул стул на место. – Выходи из положения.
- Как? – пролепетал Лаптев.
- Как хочешь, - сказал он и вышел.

Через два дня у Свенцицкого зазвонил телефон.
- Василий Казимирович? – красивый и чуть знакомый голос. – Вас беспокоит Елена Лаптева. Мне очень нужно с вами встретиться. Сегодня, если вы свободны вечером.
«Лихо, - подумал Свенцицкий.
- Да, конечно, - сказал он. – «Пушкин»? Или «Турандот»?
- Я бы хотела заехать к вам домой, - сказала она. – Если можно.
«Быка за рога», - подумал Свенцицкий. У него была вторая квартира, покойной тетки, которую они сдавали. Сейчас как раз была пересменка жильцов, ура.
Он назвал адрес и помчался туда наводить порядок. Мыть бокалы и перестилать постель.

Ровно в восемь-тридцать раздался звонок. Свенцицкий как раз успел вылезти из душа и переодеться во все новое-свежее.
Вошла пожилая женщина. С крашеной укладкой. В пиджачке.
- Лаптева, - сказала она и достала из сумки бутылку дорогого коньяка. – Держите. Пойдемте выпьем, - и сама прошла на кухню, уселась на табурет. – Василий Казимирович, он полный идиот и козел, простите его, я вас просто умоляю. По-женски.
- Простите, - сказал Свенцицкий. – Вы – Сережина мама?
- Мама? – она расхохоталась. Потом вдруг посерьезнела. Наморщила лоб. Достала платок. Отвернулась. – Я его жена! Уже тридцать два года. Паспорт показать? Я принесла.
- Не надо, - сказал Свенцицкий. - А… а как же та самая Елена Лаптева?
- Да просто блядь, он с ней уже пять лет спит. А я что я могу? Скажи, Вася, а что я могу, у нас дети, Вася, что мне делать?
- А мы разве на «ты»? – глупо спросил Свенцицкий.
- Я думала, ты меня сразу узнаешь. Я Лена Чекмарь, с киноведения… Мы с тобой даже когда-то…
- Что?
- Да ничего. Нет, правда, ничего. Честное слово.
- У тебя тогда гладкая прическа была, - сказал Свенцицкий. – И пучок.
- Да, - сказала она.
Он обнял ее за плечи и тихо поцеловал в макушку.
- Спасибо, - сказала она.
- А морду я ему все-таки набью, - сказал он. – Но не очень сильно.
- Спасибо, - сказала она еще раз.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 102 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →