?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ЖЕНА ЕГО, СОФЬЯ АНДРЕВНА…

«Такая на меня апатия напала, что и не помню, когда так было. А это всё потому, что я, кажется, опять беременна, и это убило бы и не такую сучку, как я».
(сестре, октябрь 1882).
«К моему плохому духу примешивается еще мой обычный, ежемесячный страх беременности».
(мужу, 3 октября 1883).
«Лёвочка уехал в Ясную Поляну на неделю. Он там будет охотиться и отдыхать… Не знаю, долго ли продолжится мое полусумасшедшее, оцепенелое состояние».
(сестре, 9 ноября 1883).
«Вчера Сергей Николаевич вернулся из Тулы и видел Лёвочку в Ясной Поляне. Сидит в блузе, в грязных шерстяных чулках, растрепанный и невеселый, с Митрофаном шьет башмаки. Мне подобное юродство и такое отношение к семье до того противно, что я ему теперь и писать не буду. Народив кучу детей, он не умеет найти в семье ни дела, ни радости, ни просто обязанностей, и у меня все больше и больше чувствуется к нему презрения и холодности. Мы совсем не ссоримся, ты не думай, я ему даже не скажу этого. Но мне так стало трудно с большими мальчиками, с огромной семьей и с беременностью, что я с какой-то жадностью жду, не заболею ли я, не разобьют ли меня лошади, - только бы как-нибудь отдохнуть и выскочить из этой жизни».
(сестре, 5 февраля 1884).
«Жаль, что мои роды не кончатся до вашего приезда. Хорошо бы эту мерзость проделать в одиночестве».
(сестре, 22 марта 1884).
«Не на радость, а на муку еду в Ясную. Лучшее время – купанье, покос, длинные дни и чудные летние ночи я проведу в постели, с криком малыша и с пеленками. Иногда на меня находит буйное отчаяние, я готова кричать и приходить в ярость. Кормить я не буду, возьму кормилицу».
(сестре, апрель 1884).

«Я ушел и хотел уйти совсем, но ее беременность заставила меня вернуться с половины дороги в Тулу… Все-таки жалко ее. И все-таки не могу поверить, что она такая деревянная. Только что заснул в 3-м часу, она пришла, разбудила меня: «Прости меня, я рожаю, может быть, умру». Пошли наверх. Начались роды. То, что есть самого радостного, счастливого в семье, прошло как что-то ненужное и тяжелое. Кормилица приставлена кормить.
Если кто управляет делами нашей жизни, то хочется упрекнуть его. Это слишком трудно и безжалостно».
(Лев Толстой, Дневник. 1 июля 1884; записано 12 июля).

В этот день родилась их дочь Александра.
Двенадцатый ребенок.
Софье Андреевне было без полутора месяцев сорок лет.

Comments

( 391 comments — Leave a comment )
Page 5 of 5
<<[1] [2] [3] [4] [5] >>
leon_orr
Jun. 15th, 2012 09:04 am (UTC)
Даже на Страшном суде скажу: "Скотиной был граф Лев Николаич".
il_canone
Jun. 15th, 2012 10:06 am (UTC)
круто
notabler
Jun. 15th, 2012 02:06 pm (UTC)
Как всегда, насладилась дважды: сначала текстом, потом комментариями. Хороша у вас компания! Мое мнение о ЛТ эта дискуссия не изменила никак, хотя писем я не читала и дневников тоже. Он был человек как человек, с пороками и метаниями, един во многих лицах. СА тоже не была святой, тоже с недостатками. Одно ясно, случилось однажды, что из их брака ушла любовь, остались супружеские обязанности, остаточно четко определенные традициями, верой и убеждениями обоих. Признать факт, что любовь ушла, они не смогли. А когда одни обязанности, какая в супружестве радость - упряжка, путы, камни на ногах у обоих. Оба это чувствовали, но невозможно было скинуть. От этого и метались. Жалко обоих. Рабы времени, обстоятельств, страстей и желаний. Как и мы, впрочем, только в иной слегка плоскости. Но страсти, разочарования и тоска обогатили, вероятно, творчество Толстого. Люблю его, как и Достоевского, впрочем, который страдал не меньше. Не страдавших великих литераторов, наверно, не бывает.
clear_text
Jun. 16th, 2012 11:05 am (UTC)
спасибо!
Таня Орлова
Jun. 15th, 2012 07:43 pm (UTC)
Бедная Софья Андреевна!12 детей- это насколько истощен должен быть организм! Интересно, а какие методы контрацепции были доступны в то время?
clear_text
Jun. 16th, 2012 11:07 am (UTC)
презервативы. Марганцево-кислый калий в слабо-розовом растворе. Ну и coitus interruptus, разумеется.
uturunco
Jun. 17th, 2012 11:49 am (UTC)
все же он равнодушный был
к ней, по крайней мере
"прости меня, я рожаю".... приучил к своему равнодушию. так, что за просьбу о внимании уже и прощение просила.
как с неживой
mshedgehog
Jun. 17th, 2012 01:14 pm (UTC)
господи, какой кошмар
как жаль ее
gleza
Jun. 18th, 2012 08:35 pm (UTC)
Помню, что во время экскурсии по Ясной Поляне меня не покидало тягостное чувство.
Семья была большая, а домик, где они жили - маленький. Пусть даже и двухэтажный, но все комнаты - проходные. Даже спальни.
Это мое личное наблюдение, не претендующее на глобальное обобщение, но русская бытовая культура не терпит уединения, в нем нет понятия "личное пространство". В русской избе три поколения живут в одном пространстве - дети на полатях, старики - на печке, среднее поколение - внизу, на лавке. Только молодоженам выделяется светелка. И то ненадолго.
И дворяне тоже жили скученно. Слуги, кстати, часто ночевали в одной комнате с хозяевами. А если не с хозяевами - то в "людской", эдаком общежитии для дворни.
Невозможность уединиться, побыть наедине с самим собой - ведь это страшно для человека. Хоть для мужчины, хоть для женщины.
Не могу осуждать Толстого. Видно, что он свою Софью до седых волос желал, раз столько детей ей понаделал.
И ее тоже не могу осуждать. Заниматься любовью в проходной спальне, в доме, полном детей, слуг, гостей - это очень некомфортно. Даже если хочешь получить удовольствие - не расслабишься. Рожать в присутствии мужа тоже не каждая женщина сможет. В общем - тяжелая была жизнь у графа и графини. Не позавидуешь.
zapiens
Jun. 19th, 2012 07:28 pm (UTC)
Лев Лосев
ПУШКИНСКИЕ МЕСТА

День, вечер, одеванье, раздеванье –
всё на виду.
Где назначались тайные свиданья –
в лесу? в саду?
Под кустиком в виду мышиной норки,
a la gitane?
В коляске, натянув на окна шторки?
но как же там?
Как многолюден этот край пустынный!
Укрылся – глядь,
в саду мужик гуляет с хворостиной,
на речке бабы заняты холстиной,
голубка дряхлая с утра торчит в гостиной,
не дремлет, блядь!
О где найти пределы потаённы
на день? на ночь?
Где шпильки вынуть? скинуть панталоны?
где – юбку прочь?
Где не спугнет размеренного счастья
внезапный стук
и хамская ухмылка соучастья
на рожах слуг?
Деревня, говоришь, уединенье?
Нет, брат, шалишь.
Не оттого ли чудное мгновенье -
мгновенье лишь?
greta_pinder
Jun. 19th, 2012 08:55 pm (UTC)
Браво, няня! В Смысле, Лосев! Прекрасное...
anyalev
Jul. 13th, 2012 07:38 pm (UTC)
Самое страшное это её записи о Ванечке, который умер. Вот где трагедия и беспросвет. И Толстой в тот момент был к ней наиболее жесток со всей этой тяжбой с Чертковым.
Page 5 of 5
<<[1] [2] [3] [4] [5] >>
( 391 comments — Leave a comment )