?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ЖЕНА ЕГО, СОФЬЯ АНДРЕВНА…

«Такая на меня апатия напала, что и не помню, когда так было. А это всё потому, что я, кажется, опять беременна, и это убило бы и не такую сучку, как я».
(сестре, октябрь 1882).
«К моему плохому духу примешивается еще мой обычный, ежемесячный страх беременности».
(мужу, 3 октября 1883).
«Лёвочка уехал в Ясную Поляну на неделю. Он там будет охотиться и отдыхать… Не знаю, долго ли продолжится мое полусумасшедшее, оцепенелое состояние».
(сестре, 9 ноября 1883).
«Вчера Сергей Николаевич вернулся из Тулы и видел Лёвочку в Ясной Поляне. Сидит в блузе, в грязных шерстяных чулках, растрепанный и невеселый, с Митрофаном шьет башмаки. Мне подобное юродство и такое отношение к семье до того противно, что я ему теперь и писать не буду. Народив кучу детей, он не умеет найти в семье ни дела, ни радости, ни просто обязанностей, и у меня все больше и больше чувствуется к нему презрения и холодности. Мы совсем не ссоримся, ты не думай, я ему даже не скажу этого. Но мне так стало трудно с большими мальчиками, с огромной семьей и с беременностью, что я с какой-то жадностью жду, не заболею ли я, не разобьют ли меня лошади, - только бы как-нибудь отдохнуть и выскочить из этой жизни».
(сестре, 5 февраля 1884).
«Жаль, что мои роды не кончатся до вашего приезда. Хорошо бы эту мерзость проделать в одиночестве».
(сестре, 22 марта 1884).
«Не на радость, а на муку еду в Ясную. Лучшее время – купанье, покос, длинные дни и чудные летние ночи я проведу в постели, с криком малыша и с пеленками. Иногда на меня находит буйное отчаяние, я готова кричать и приходить в ярость. Кормить я не буду, возьму кормилицу».
(сестре, апрель 1884).

«Я ушел и хотел уйти совсем, но ее беременность заставила меня вернуться с половины дороги в Тулу… Все-таки жалко ее. И все-таки не могу поверить, что она такая деревянная. Только что заснул в 3-м часу, она пришла, разбудила меня: «Прости меня, я рожаю, может быть, умру». Пошли наверх. Начались роды. То, что есть самого радостного, счастливого в семье, прошло как что-то ненужное и тяжелое. Кормилица приставлена кормить.
Если кто управляет делами нашей жизни, то хочется упрекнуть его. Это слишком трудно и безжалостно».
(Лев Толстой, Дневник. 1 июля 1884; записано 12 июля).

В этот день родилась их дочь Александра.
Двенадцатый ребенок.
Софье Андреевне было без полутора месяцев сорок лет.

Comments

korgimama
Jun. 14th, 2012 09:01 pm (UTC)
Что не согласны, я усвоила, вы же несколько раз это писали.
Аргументации не было, это другой вопрос.
Роман называется именем Анны, она главная героиня романа. Но это не значит, что конец Анны морализаторский в связи с тем, что по мнению Толстого, нехорошо изменять мужу.
Это конец реалистичный, в связи, опять же, с характером Анны, а не лишь с ее поступком.
Поэтому с Бетси, которая совершает аналогичный поступок, ничего дурного не происходит. У нее иной характер.
Это лишь показывает отличие романа от пропаганды. Одно из отличий. Роман куда больше, чем взгляды писателя, а агитка и пропаганда должны быть аналогичны им.
Пропаганда не дает свободы восприятия, а роман на это сподвигает, отсюда и множество читательских трактовок романа. Вплоть до того, что некторые романтично настроенные читатели считают Анну положительной героиней, а некоторые так даже и ее судьбу считают счастливой, ведь она пережила большое чувство и была счастлива с Вронским в Италии довольно продолжительное время.
queyntefantasye
Jun. 15th, 2012 04:04 pm (UTC)
Я аргументировала мое понимание отношения Толстого к женщинам в Анне Карениной, в частности, эпизодом между Левином и Долли. Если Вы читаете его по-другому - это Ваше право. Как искусствовед, Вы, надеюсь, понимаете, что существуют разные интерпретации текста. Продолжать повторять, что это реалистичный роман - это тоже не аргументация. С Вами никто и не спорит. Да, Толстой пытается правдиво изображать действительность - как он ее понимает. То, что его понимание несколько специфично, видно, из его других работ и автобиографических заметок. Например, советую к прочтению его статью о Шекспире: там он очень четко объясняет, что, по его мнению, должно совершать литературное произведение, и почему Шекспир морально разлагает своих читателей.

Естественно, роман и пропаганда - это абсолютно разные вещи. Анна Каренина - не агитка, а роман, написанный писателем-моралистом, который пропагандирует определенные взгляды на жизнь. Реалистичен конец Анны Карениной? Да. ЕДИНСТВЕННЫЙ ли это возможный конец? Нет. Тем не менее, Толстой выбирает его для своей героини. И тут уже можно анализировать - почему?

Я вижу, что по какой-то причине Вам неприятно признавать, что этот роман - не "торжество жизни," а торжество Толстого, и что выбор Анны не "трагичен априори," а трагичен именно из-за ее обстоятельств и реакции окружающих, которые смоделированы писателем. Но я уверяю Вас, жизнь весьма многообразна в своих проявлениях, и она не ограничивается мнением Толстого.
И давайте уже закончим этот разговор. Вот Вам красивое о Толстом и женщинах от Лоры Белоиван:
http://www.hagerzak.org/txts/44----ltd--/95-2010-07-22-16-03-11
clear_text
Jun. 16th, 2012 10:48 am (UTC)
интересно.