?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вавилоны о рабстве

 

Устаревшее слово «чинопочитание» лучше слова «рабство».  Не по звучанию – по семантике. По употребительному контексту. Рабство – это окончательный приговор. Говорят – «человек, приговоренный к рабству».

 

Чинопочитание мудрее рабства, потому что  такова жизнь: почитаем твой чин и тебя грешного.  Почитаем ровно до тех пор, пока он у тебя есть. Пока ты в чине, мы прощаем тебе твои недостатки. Пока мы от  тебя зависим, мы их как бы не видим. Придет другой гражданин начальник, сменит тебя – примешь наше сочувствие со слезой. И объективную критику дел твоих с анализом финансовых ситуаций примешь, если тот, кто придет на твое место, окажется сильнее тебя и захочет «разобраться во всем».

 

Среди чинопочитателей  попадаются люди умные и, заодно, честные. Такие уважают не только чин, но и человека, если человек -  достойный. При этом сохраняют субординацию буквально со всяким вышестоящим. Даже с идиотом. Терпят из мудрости.

 

Мы делаем вид, что зависим. За зависимость всегда платят деньги. А если не платят, то дают возможность их заработать – разным трудом. Оттого мы свою зависимость тщательно охраняем.  На нее работаем и от нее кормимся.

 

Конечно, не всякую зависимость можно принять. Можно взять, например, и отказаться писать заказную статью, воспевающую узколобого «патриота». Не пропускать этого патриота, как говорил один главный редактор, «сквозь призму души». (Пусть дурные ослы за морковку воспевают.) Или взять и отказаться поливать того же «патриота»  недоказуемой грязью.

 

Независимый человек, выпавший из системы чинов и выслуг, остается с уважением, но без денег. Так, интеллектуального труда работник, проявляя свою независимость от чинов, званий и наград,  может запросто оказаться  в малоприятном для творческого самолюбия забвении. К тому же в подобном случае он рискует прослыть дураком-с.

 

Чтобы тебя не забыли,  надо чтить всякую руководящую должность. Давать этой должности всякий раз понять, что ты  принимаешь сложившееся неравенство.  И помнить, что способность находить компромисс между собственным навыком и  желанием заказчика не всегда бывает востребована.  В иных ситуациях главное – выражать готовность ко всему. Усердие должно бежать впереди тебя.

 

Готовый  к чинопочитанию человек – не окончательный раб. Его готовность - от знания жизни: так надо.  Он будет как бы спокойно проходить сквозь череду  обстоятельств, требующих от него вполне рабских поступков. Иногда настолько невесомых, что дунул – и нет поступка.  А то, что такой человек, бывает, плохо спит по ночам и к алкоголю тайно пристрастен, так это ничего.   Передвижным – непостоянным рабством он защищает себя от рабства вечного и окончательного, когда выражать готовность приходится только тому, кто при жизни не гарантирует тебе повышения. Тем более, карьерного. 

Вечный раб – раб свободный. Его угнетает свобода (потому что вся она в нем не помещается), но он в ней живет.
С таким человеком трудно. Неудобно. Потому что он – неопределенный, незакрепленный. Возможно, сумасшедший. Оттенок общества. Как говорили раньше - «неудобь сказуемый», то есть неприличный. То слишком гордый, то слишком мягкий, При этом, может, нет у него особых дарований. 

Чинопочитание простительно, его можно пережить, им можно пользоваться. Оно всегда – как бы временное рабство. Вечное рабство  отталкивает недостижимостью "начальства". Главный есть где-то,  только где?

За что актриса Татьяна Лаврова любила поэта Вознесенского? Загадка.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
babushka_freud
Oct. 11th, 2007 11:06 am (UTC)
ой, а что отмочил Вознесенскый? (Штирлиц знал, что запоминается последняя фраза)
bvg_bg
Oct. 11th, 2007 12:08 pm (UTC)
Увы, с времен библейских ничего по большому счету в человеческом социуме не изменилось. Свободными людьми в полном смысле этого слова являются только блаженные юродивые. Остальные, кому подвиг юродства не по силам, вынуждены подчиняться кому-то более сильному и богатому - "хозяину". Цепочка из хозяев и рабов выстраивается от самого низа до самого верха, но и на самом верху нет полной свободы - там свое рабство.

А вобще-то лучше, чем апостол на эту тему и не скажешь: "Говорят о свободе, а сами рабы тления".
( 2 comments — Leave a comment )