?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

casus belli

ДРУГ ВСЕГДА УСТУПИТЬ ГОТОВ

Стулин и Лоскутов очень любили виски. Этак взойти по вискарику.
И друг друга они тоже любили – нет, не подумайте чего-нибудь этакого, у них были жены и дети. В смысле, у каждого своя. То есть свои. У Стулина была Татьяна Михайловна, и две девочки, Лара и Лиза, а у Лоскутова – Роза Эриховна, мальчик Максим, девочка Эльза и еще одна – Раушан, в честь розыэриховной мамы, потому что она была казашка, а папа – немец. Папа жены Лоскутова, да.
Но это неважно. Они просто были старые друзья, работали в одной фирме, и очень часто встречались. И семьями, и вдвоем – особенно летом, когда жены и дети отправлялись на дачу или отдыхать по путевке, а Стулин и Лоскутов оставались на работе.
Тут они хорошо так вдаряли по вискарику. Бутылку ноль семь на двоих за вечер.
Хотя это было дороговато, конечно.
Но здоровье дороже.
Вот.

Один раз их послали в командировку. Куда-то в Европу, точно не помню. Вдвоем! На два дня! Они летели в самолете и предвкушали, как уже этим вечером взойдут по вискарику. Тем более что правильную закуску они везли с собой: сухофрукты и орехи.
Они очень волновались, что прилетят поздно, и там будут закрыты магазины. А в ресторане – слишком дорого. Тем более что им надо было не по сорок грамм, как наливают в ресторанах, на донышко, только понюхать – а на полном серьезе. Бутылка на двоих, я же говорил. Не ароматом наслаждаться, а именно что вдарить.
Хотя аромат тоже важен. Иначе бы они пили водку, и все дела.
Значит, они волновались о времени и о цене, но вдруг вспомнили про «дьюти фри», про круглосуточную дешевую торговлю в зоне прилета. Ура!
Поскольку они прилетели на две ночи, им нужно было купить две бутылки. На сегодня и на завтра. Сказано – сделано. Они купили две одинаковых бутылки – какой-то замечательный «сингл малт» двенадцатилетней выдержки с огромной добавочной скидкой, «35% off!». Просто даром.
Две бутылки они купили – платил каждый за себя – а потом Стулин взял пакет с обеими бутылками в одну руку, портфель в другую, и двинулся к зеленому коридору, а Лоскутов завозился – в соседнем киоске приглянулись ему духи для жены, тоже с хорошей скидкой. Но он их понюхал и все-таки решил не брать, и помчался догонять Стулина.

И видит: стоит Стулин, а перед ним на полу разбитая бутылка. Ее уже шваброй заметает уборщик. А вторую бутылку он засовывает в портфель. И говорит Лоскутову:
- Вот ведь черт! Пакет драный оказался. Твоя бутылка разбилась.
- Как это – моя? – не понял Лоскутов. – Они же одинаковые!
- Ну да, - сказал Стулин. – Но одну купил я, а другую – ты.
- Верно, - кивнул Лоскутов. – А ты уверен, что разбилась моя, а не твоя?
- Сто процентов, - сказал Стулин. – На твоей была этикетка сморщенная. Ты даже продавцу что-то такое сказал, а он сказал, что это последняя. Помнишь?
- Не помню, - сказал Лоскутов.
- А я точно помню, - сказал Стулин.
Они прошли от зоны прилета к поезду, который шел в город.
- И что теперь? – спросил Лоскутов.
- Приедем, заселимся, - весело сказал Стулин, - и взойдем по вискарику! Ух, хороша! – сказал он и потряс портфелем. Там забулькало. – Ыххх!
- А завтра купим вторую?
- Почему «купим»? – поднял брови Стулин. – Сегодня мы выпьем мою бутылку. А поскольку твоя разбилась…
- То есть, чтоб я покупал еще одну?!
- А как же иначе? Твоя же разбилась, к сожалению.
Лоскутов замолчал и молчал долго-долго. Но в поезде, когда уже подъезжали, вдруг громко сказал, чуть не крикнул:
- Ага! Вот оно что! Моя бутылка разбилась, да? А кто ее разбил? Кто разбил мою бутылку, спрашивается? Может быть, я? Ты и разбил!
- Там был пакет драный, - смутился Стулин.
- Неважно! Ты взял у меня мою бутылку, - чеканил Лоскутов. - И разбил. Значит, должен возместить. Отдать мне свою. Мы ее сегодня выпьем, а завтра…
- Чтоб я покупал еще одну бутылку?!
- А как же иначе?

Когда через восемь лет Лоскутов узнал, что его сын Максим серьезно влюбился в свою однокурсницу Лизу Стулину, он сказал ему:
- Через мой труп.

Comments

(Deleted comment)
clear_text
May. 19th, 2013 09:19 am (UTC)
но это же очень приятно слышать! Спасибо.
niavikris
May. 19th, 2013 12:26 pm (UTC)
Как хорошо. что это не я сказала. Не решалась, А уже почти невмоготу стало терпеть: правда, уважаемый/ая коллега, правда, уважаемый Денис Викторович. Обжигающая правда.
Недели полторы тому назад поехала ночью в Дом книги на Арбате, где по блату отыскали два распоследних экземпляра "Пяти минут прощания", зарезервировали в отделе худож. прозы, - влетаю уже без пяти одиннадцать, во всем аэродромном магазине никого, только два довольно теплых студента на втором очень оживленно беседуют с кассиршей. Мотнулась в отдел, не могут найти, потом подошла еще какая-то девочка, явно новенькая, тоже подключилась к поискам кладки, расстаралась, даже Виктора Юзефовича принесла на всякий случай, со смущением - одн им словом, все сбились с ног. А магазин закрывается, анонсы на оба этажа... Ну, думаю, надо самой. Пошла по полкам смотреть около рабочих мест продавцов отдела, вдоль бывшего панорамного окна на Арбат. Вижу - есть. Схватываю, к кассе, вылетаю из здания уже абсолютно последняя, - это в самом большом книжном магазине Европы! Машину оставила на задворках, где в последние сорок лет темнота доисторическая,хоть и вторая столичная авеню. Включила дохлую лампочку в машине, открываю, но читать не могу - тьма. И думаю тогда, очень отчетливо запомнила: вот будет именно в этой - пропущенной в анонсах и рознице - книжке ДВ что-то особенно пронзительное. небывалое, для меня крайне важное. - вообще мое.Через два дня сажусь читать - и "Ружье". Которое вне прецедентности (про которую, кстати, лучше чем в "Луче пурпурного заката", так никто ничего и не написал в беллестристике) чеховского завета ( а там было еще про пиджак, помнится) стреляет не однажды, а каждый день. А потом "Племянник жены профессора" на уровне психфака, потом "Своя игра", потом "Некрасофф", потом море малых текстов, прецедентных-постмодернистских и непостмодернистских, океан филологической игры, свернутых текстуальных и идейных цитат, аллюзий, перевертышей, датированных днем моего рождения и толстовской смерти, например, много чего еще тешащего старательного читателя со стажем. И вот есть один рассказ, название которого забылось, хотя и двойное, по Вашему правилу, а состояние, переживание не только осталось, а заполнило все нутро. Точнее, восстановилось внутри. Это рассказ про старую квартиру в бельетаже на Покровке, в непосредственной близости от которой родилась и я. И когда меня мама возила-водила на Чистые, Вы, вполне возможно, бодро рассекали тамошний лед, переодевшись в домике в торце, где трамвай заворачивает последние 80 лет. Диалог со своим родным домом, текст со стихами внутри. Я , наивная, думала что только одна рыдаю около родного подъезда на Мясницком проезде, в снах и в физичесой близости от.
Боюсь утомить Вас этими "кушеточными" ассоциациями.
Огромное количество слов благодарности. Вам и .... Вы знаете кому. За ваш мост, который вы перекинули от отчаяния к надежде, от преджизни к самой что ни на есть настоящей, как сегодня чувствую. Хоть и поздней. Вы оба подарили дар понимания, каждый по-своему, очень по-разному, однако с одним спасительным качеством - надеждой на нахождение смысла боли.

Живая собака Галя)
(Deleted comment)
niavikris
May. 20th, 2013 11:16 am (UTC)
Я читать стараюсь хорошо. Но спасибо Вам - и за импульс, и за поддержку. И, наверное, общий поклон ДВ... И не только ему.
vit_r
May. 19th, 2013 05:55 pm (UTC)
Схема концовки похожа.