clear_text (clear_text) wrote,
clear_text
clear_text

Критические заметки по национальному вопросу. 2

ТАНЦЫ ТАНЦЫ ТАНЦЫ БРАТЬЯ НАВЕК

У нас на курсе был вьетнамец, его звали Кан Ван До. Тихий, улыбчивый, рост метр шестьдесят. Мы его звали, пардон, Кандошкой.
Он был человек безобидный. На картошке, куда нас отправили всем курсом, мы ему часто кричали: "Кандошечка, принеси хлебца из столовой!" "Кандошка, куда штопор задевал?"

 

Потом однажды были танцы. Нас был целый курс, то есть 200 девушек и 15 парней. Натурально, на танцы заявились так называемые "местные". Они стали грубить, хамить, пихаться и материться. Их было примерно столько же, сколько наших ребят. Но они были крепче и наглее. Девочка, которая управляла радиолой, сняла звукосниматель. Стало опасно тихо.

 

И тут вперед вышел Кандошка. "Ты хулиган, - сказал он ихнему главарю. - Не ругайся плохими словами!" Главарь хотел отпихнуть Кандошку, но тот увернулся и снова стал перед ним. Главарь послал Кандошку на три буквы. Кандошка сказал: "Уходи, а то я буду тебя бить". Местные заржали. Кандошка был в тяжелых кирзовых сапогах, как все мы, несмотря на танцы, потому что грязь стояла настоящая, октябрьско-подмосковная. Кто-то из местных издалека замахнулся на Кандошку ногой. Изобразил пинок. Кандошка сказал: "Хорошо!" и зачем-то снял сапоги, оказавшись в белых застиранных носках на грязном дощатом полу. Мы смотрели и не понимали.

 

Кандошка вдруг чуть припрыгнул, присел и взлетел в воздух. Натурально взлетел. Сделал в воздухе кульбит и с размашистым свистом влепил главарю ногой в голову. Парень упал. Не навзничь, а мешком. Рухнул, как подрезанный. Меж тем Кандошка приземлился, оттолкнулся от земли, взлетел снова и ударил следующего. Тот тоже рухнул мешком.

 

Дальше не пришлось. Местные, озираясь, потащили своих раненых прочь. Кандошка снял окровавленные носки, повертел их в руках и сунул в карман ватника. Надел сапоги на босы ноги. Девочка за радиолой опустила звукосниматель на пластинку. Шваркнуло и заиграло что-то веселое. Танцы продолжались, хотя несколько нервически. Но потом появилось еще несколько бутылок портвейна, и всё как-то успокоилось.

 

С той поры Кандошку стали называть "товарищ Кан".

И никогда больше не посылали за хлебом или штопором.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments