clear_text (clear_text) wrote,
clear_text
clear_text

une mésalliance frustrée

ЗИМНИЙ ПУТЬ

- Валечка, вы сможете прийти ко мне в пятницу? – спросила Александра Павловна.
- Ой, нет, в пятницу не смогу, а что такое, Александра Павловна?
Разговор шел по телефону. Александра Павловна позвонила своей уборщице. Обычно Валя приходила по субботам.
Валя была из дальнего Подмосковья. Каждый день ездила в Москву, полтора часа на электричке туда, полтора – обратно. Спасибо еще, что жила близко от станции, всего десять минут пешком. Работы в родном городке не было – тем более по Валиной специальности «конструктор женской одежды». В Москве тоже было портних завались, так что приходилось вот так…
Вале было под сорок. Небольшая, плотная, но стройная, ладная. Милое лицо, всегда улыбается.
Александре Павловне было сорок восемь, она была главным редактором журнала «Вуаль». Жила одна в большой двухкомнатной квартире с холлом и кухней-столовой – то есть комнат на самом деле было четыре. Про бывшего мужа ничего не рассказывала, и про сына, который женился на китаянке и жил на Тайване – тоже ничего. Один раз показала Вале фотографию:
- Мой сын русский, а его жена наполовину англичанка. То есть мои внуки как будто на четверть китайцы, а наполовину русские… А на самом деле они там все китайцы, и мой сын тоже, а этого мне не надо.
Жестко так сказала.

Да. И вот она попросила Валю прийти в пятницу, Валя не смогла, но спросила:
- А что такое, Александра Павловна?
- Ко мне в субботу приходят гости, на обед, в четыре часа.
- Да я раньше приду и всё успею! – сказала Валя.
Гости – это Анисимовы Таня и Володя, Буйновы Катя и Костя, и еще Даниэль Шуберт, вице-президент компании «Дикман и Кроне», которая издавала журнал «Вуаль», в котором и работала Александра Павловна.
Этот Шуберт был разведен, у него был дом во Фрайбурге, он был сед, элегантен, мил и, кажется, умен.

Валя пришла раньше, все вымыла-вычистила, отгладила Александре Павловне очень сложную блузку. Нарезала салат и накрыла стол.
И вдруг – без двадцати четыре! – раздался звонок в дверь. Валя как раз одевалась в прихожей. Был январь, и она была в короткой дубленке и сапожках-угги. А шапку она в самый сильный мороз не носила.
Вошел этот Шуберт, долго извинялся, что пришел раньше.
- А это наша Валечка, - сказала Александра Павловна.
Шуберт поклонился и сказал:
- Шуберт.
- Очень приятно! – сказала Валя и пошла к двери. – До свидания! До субботы, Александра Павловна!
- Жаль, жаль! – сказал Шуберт.

Потом, когда уже пили чай, он спросил, кто была эта милая дама и почему она не осталась. Сотрудница редакции? Надо было ее уговорить остаться!
Буйновы и Анисимовы добродушно хохотнули. Шуберт поднял брови.
- Это уборщица, - очень жестко сказала Александра Павловна и, хотя Шуберт отлично говорил по-русски, добавила: – Meine Mamsell. Mein Zimmermädchen.

В следующую субботу, когда Валя ушла, Александра Павловна подошла к окну. Свежий снег лежал на газонах и дорожках. Вот Валя вышла из подъезда, пошла по белой пороше, оставляя маленькие четкие следы. К ней подъехала машина. Дверь открылась. Валя развела руками и пошла дальше. Машина поехала следом. Валя снова остановилась. Потом нерешительно села в машину.

Александра Павловна ни о чем Валю не спрашивала. Но видела, как еще два раза Валю дожидалась все та же машина, и Валя уже спокойно усаживалась в нее.
На третий раз – то есть на пятый, если считать ту субботу, Валя сказала:
- Мне этот Шуберт сделал предложение. Говорит, если я не хочу в Германию, он может переехать сюда. Или, например, жить в Праге. Ни нашим, ни вашим, - она криво улыбнулась и вдруг сказала: – Но я с ним не спала!
- Отчего же? – хмыкнула Александра Павловна. – Я бы подарила тебе кольцо, но зачем тебе мои скромные побрякушки, ты же теперь будешь гранд-дама.
Валя молча стояла посреди прихожей.
- Всё, всё, всё! – сказала Александра Павловна. – Долгие проводы – лишние слезы. Захлопнешь дверь сама.
И пошла к окну, посмотреть, как Валя идет по снежной дорожке.

Дня через три она вообще думать забыла об этой дурацкой истории.
А еще через пару дней решила написать сыну. Может, в самом деле уехать на Тайвань, стать китаянкой? Подошла к зеркалу, растянула себе глаза, тоненько сказала: «Гоминьдан!». Заставила себя засмеяться.
И услышала, как открывается входная дверь. Господи, у Вали же остался ключ!
- Здрасте, это я! – раздался голос из прихожей. – Вы купили Флор-Полиш номер три, как я просила?
- А как же Шуберт? – подошла к ней Александра Павловна. - Наврала?
- Нет. Можете у него сами спросить. Но я за него не выйду. Я вообще ни за кого никогда не выйду.
- Почему?
- Не скажу, - тихо сказала Валя и посмотрела Александре Павловне в глаза.
Александра Павловна покраснела, опустила голову и пошла в кладовку, доставать Флор-Полиш номер три.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →