?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

причина и цель

ХУДОЖНИК И ЕГО РАБЫНЯ

- Один греческий художник, - рассказывал молодой сценарист Голубцов своему лучшему другу, айтишнику Ерохину, - один знаменитый древний художник, его звали Апеллес, слышал?
- Допустим, - неопределенно сказал Ерохин. – А дальше что?
- Этот Апеллес хотел изобразить умирающего человека. Чтоб максимально натурально. И для этого прибил своего раба гвоздями к бревнам. Ждал, покуда он совсем уже почти издохнет, а когда началась агония, сел рядом и стал зарисовывать его лицо в предсмертной муке.
- Эк! – сказал Ерохин.
- Ну не мерзавец? Подонок, правда?
- Допустим.
- Попадись он в руки правозащитникам! – воскликнул Голубцов. – Его бы с говном съели.
Но мир создан не для правозащитников. И вообще не для тех, кто льет слезы по страданиям бедных, жалких и бесправных. Мы все равно помним Апеллеса, а эту историю забыли.
- И что? – спросил Ерохин.
- Понимаешь, мне нужен такой момент, – сказал Голубцов. – Эпизод, типа. Женщина. Несчастная. Одинокая. Бедная в смысле денег ноль. Возможно, приезжая. Снимает койку в общаге, например.
- Но хоть красивая? – заинтересовался Ерохин. – И молодая?
- Не обязательно чтобы очень. Но не уродина, конечно. И не старуха. Максимум тридцать.
- Ну и?
- И вдруг встречает мужчину. Красивого, доброго, в общем и целом обеспеченного. Он влюбляется. Они начинают жить вместе. У него на квартире. Она тоже влюбляется в ответ. Он делает ей предложение. Она согласна, она счастлива, она уже видит свое прекрасное будущее, и вдруг…
- Триппер? – спросил Ерохин, гоготнув.
- Ты что, дурак? – возмутился Голубцов. – И вдруг, внезапно, просто с бухты-барахты, он говорит ей: «всё!». Извини, я раздумал, я изменил свое решение, кончен бал, погасли свечи, собирай чемоданчик, пока-привет.
- И что? – удивился Ерохин.
- Вот я хочу узнать, что это будет. Увидеть ее лицо. Отчаяние, разочарование, злобу, слезы, даже сам не знаю, что там будет. Мне это нужно.
- Эксперимент! – сказал Ерохин и поднял палец.
- А она по морде не даст? – спросил Голубцов. – Ногтями не вцепится?
- Риск! – сказал Ерохин. – Без риска никак.
***
Дня через три, недалеко от метро, по дороге к дому, Голубцов увидел девушку-промоутера. Она раздавала флаеры на подушки со скидкой пятьдесят процентов, если возьмешь две. То есть вторая подушка бесплатно.
Все было, как он задумал. Она была усталая, с немытыми волосами, но с красивым лицом – тонкий нос, большие серые глаза, чуть обветренные губы с трещинкой. Руки без маникюра. Зовут Люба. Из Костромской области. Двадцать девять лет. Живет в общежитии, в комнате еще три подруги. Обещали взять в «Магнолию» кассиршей, но надо подождать.
Она с ним легко разговорилась, потому что он был симпатичный и простой, то есть умел себя так подать. Позвал ее перекусить в «Пироговую» в доме по соседству – в том доме, где он жил, то есть снимал квартиру.

Она жевала пирог с курицей, стараясь не торопиться. Она не выказывала никакого кокетства или смущения, не краснела, не хихикала в кулак на все его намеки и анекдоты, и очень легко согласилась пойти к нему домой. Он даже испугался, что она проституцией занимается в свободное время, но потом увидел, что это не так. Она не просила у него денег, наутро она вымыла посуду, погладила ему две рубашки и собралась идти, а он вдруг предложил ей остаться.
- В смысле? – спросила она. – А как работа? Пятьсот рубликов в день. Не валяется.
- Ой, не смеши меня, - сказал он. – Сообразим. Проживем!
Вот тут, на это «проживем», она покраснела и опустила голову, а он ее нежно обнял за плечи, и она подняла к нему лицо, и они поцеловались уже совсем по-другому, не как вчера ночью, а ласково и нежно.
Прошел месяц, потом еще один. Дома всё сияло. Вкусный завтрак, обед из трех блюд, горячий ужин. Прекрасный секс. И кстати, она оказалась вовсе не дура. С ней было о чем поговорить. Она окончила пединститут у себя в Костроме, исторический факультет, а в Москву подалась, потому что работы нет и заработка тоже.
***
Ровно через три месяца, день в день, Голубцов, уже накупивший ей разных одежек и одеколонов, уже пять раз намекавший на скорую свадьбу, уже возивший ее в Питер показать старику-отцу, вице-адмиралу в отставке – ровно через три месяца Голубцов рано утром сказал ей:
- Люба! Есть разговор.
Сказал громко, на всю квартиру. Потому что она как раз варила кофе на кухне, а он натягивал домашние брюки.
Он решил, что этот ужасный для нее разговор должен быть на кухне. Во время завтрака. Чтоб, значит, ничто не предвещало.
- Ага! – крикнула она. – Иди, уже кофе булькает!
Он вошел, и она сняла с плиты кофеварку, разлила кофе по чашкам.
На тарелках лежал омлет, посыпанный укропом.
Он уселся, отхватил вилкой кусок воздушного омлета, положил в рот, отпил кофе. Она смотрела на него влюбленными глазами и улыбалась.
Прекрасный момент!
- Есть разговор, - он нарочно старалася говорить равнодушно и сухо. – Довольно важный.
- У меня тоже, - весело ответила она.
- Да? Давай, я тебя слушаю.
Он неожиданно для себя обрадовался.
Он вдруг понял, что ему уже не хочется играть тот, три месяца назад задуманный эпизод. Может быть, в самом деле лучше обождать? Посмотреть, что дальше будет?
- Давай лучше ты. Ты же первый начал! – засмеялась Люба.
- Ladies first, - хмыкнул он.
- Ладно, - сказала она. – Как бы это покороче… В общем, всё.
- Что «всё»? – он поморщился. – В каком смысле?
- В смысле что я раздумала. Не хочу дальше с тобой жить.
- Что?! – он поперхнулся и облился кофе.
- Ты очень хороший, - сказала она, подавая ему салфетку. - Красивый и добрый. Ты мне столько всего надарил. Ты мне почти что предложение сделал, с папой своим познакомил. Но все равно. Это не важно. Я изменила решение. Я уже собрала чемодан, пока ты спал.
- Почему?! – заорал он, смяв салфетку в комок и запустив в нее. – Ты что?!
- Сама не знаю, - вздохнула Люба. – Все хорошо, а что-то не то. Объяснить не могу. Да и не надо. Я все решила. Кончен бал, погасли свечи.
Она стала спокойно есть омлет и пить кофе маленькими глоточками.
Голубцов чуть не заплакал. У него заполыхали щеки. Отчаяние и злоба охватили его. Сейчас ему казалось, что он верно и преданно любил ее всю жизнь, а она подло его кинула.
- Но почему? – сипло спросил он.
- Не почему, а зачем, - сказала она. – Я сценаристка. Мне нужен такой эпизод.
***
Голубцов был уверен, что это Ерохин все подстроил. Он его уж так и этак пытал, но Ерохин отпирался.
Тогда Голубцов напрочь с ним поссорился и уехал к отцу в Питер, а там, говорят, устроился диджеем в какой-то модный клуб.

Comments

lj_frank_bot
Jul. 4th, 2019 08:42 am (UTC)
Надо подумать