clear_text (clear_text) wrote,
clear_text
clear_text

не стану рассказывать, что там было дальше

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Жил-был один мужчина, серьезный и обеспеченный, и еще не старый. Сорок семь, кажется, или сорок восемь. Но не пятьдесят. Юбилея еще не было, я точно помню. У него была жена, она была моложе его, но не очень. То есть не двадцать два, боже упаси. Ей было тридцать пять или даже тридцать шесть. Нормальная такая разница – двенадцать лет. Ну, тринадцать. Ничего особенного.
Жили они хорошо. Ребенок, девочка младшего школьного возраста. Хорошая квартира. Машина. Ездили отдыхать. Ходили в гости. Друзья были. С родными тоже хорошие отношения.

И вдруг жена умирает. За неделю сгорает от какой-то странной редкой болезни, от тропической заразы, которую привезла с отдыха. Всей семьей были, всё у всех одинаково, и купались в одном бассейне, и ели одно и тоже, но вот папа и дочка в порядке, а мама раз – и нету. Врачи объяснили, что это у нее такой оказался восприимчивый организм – к этой заразе, которая для местных вообще тьфу, а для туристов в самом тяжелом случае три дня температуры, и потом как рукой.
Муж – Олег его звали – страшно переживал. Весь сам не свой сделался. Сидел, смотрел в окошко, ни с кем не разговаривал. Ну, девочку, дочку его, сразу подхватили бабушки – обе, то есть его мама и мама покойной жены. Забрали к себе, девочка у них по очереди жила. Конечно, ему от этого было легче, но и тяжелее тоже: совсем один в квартире.

Но ему друзья помогали, морально. Посидеть, выпить, повздыхать. И подруги покойной жены тоже заходили – убрать, погладить, в субботу обед приготовить.
Особенно одна. Лучшая подруга жены. Татьяна. Они со школы дружили, и учились вместе, и она часто у них бывала, еще когда Лена – жена Олега – была жива. Разведенная такая деловая дамочка без детей. Лена ее любила, говорила: «Танька мой верный друг, Танька не продаст!». А Татьяна говорила, когда подолгу сидела у них в гостях: «Греюсь у вашего очага, спасибо вам, ребятки». Вот она и заходила к Олегу, довольно часто. Просто проведать, поговорить, а то и пыль вытереть. Хотя Олег только в первые месяцы совсем уже стал зарастать – а потом как-то встряхнулся и сам все держал в порядке, и даже суп варил, представьте себе. Но Татьяна все равно заходила к нему, они чмокались в щечку при встрече и прощании, и всё, и ни-ни. Олег был такой грустный и строгий, что ей даже в голову не приходило подумать, как он в этом смысле обходится. Не говоря уже о том, чтобы самой сделать какое-то телодвижение.
Прошло полгода, потом год, потом полтора, и вот однажды он ей позвонил.
Она пришла, и он сказал, что есть серьезный разговор.

Сели в гостиной. На диване, в разных его концах.
Олег сказал, что смерть Лены – это не забытое до сих пор горе, но все равно жизнь идет. Что он, по зрелом размышлении понял, что надо жениться. А то совсем можно одичать вот так. И дочка! Нельзя же, чтоб она так дальше жила у бабушек, неделю у одной, неделю у другой! А жить вдвоем с десятилетней девочкой – тоже как-то не то. А бабушек сюда заселять – нет уж, при всей моей любви и уважении, увольте! В общем, надо жениться.

- А что, - вслух рассуждал Олег, - разве я плохой жених? Характер у меня хороший, должность и зарплата тоже, с лица не урод, квартира отличная, дочка воспитанная, опять же бабушки на подхвате… Да, немолод. Прямо скажем, не юн! Но ведь и не старик, еще полтинника нету. Опять же мне не девчонка нужна! Не моделька двадцати трех лет!
- Ну а кто тебе нужен? – спросила Татьяна.
- Хорошая, добрая, надежная женщина, - сказал Олег. – Верный друг. Лет чтоб ей было этак тридцать шесть или тридцать семь. Ну тридцать восемь, к примеру. Роста невысокого, но и не коротышка. Изящная, стройная. Русоволосая, лучше всего. С серыми глазами, если можно. Но что это я все про внешние данные, даже стыдно!
- Ну что же тут стыдного? – улыбнулась Татьяна, потому что Олег в точности описывал ее.
Потому что она была именно такая. Тридцать семь лет. Светло-русая, сероглазая, рост метр шестьдесят шесть, с тонкой талией, стройными ножками и маленькой грудью.
- Стыдно, потому что речь о человеке! – он поднял палец. – Я ищу человека, а не биологический объект! Извини. Вот. Лучше без детей. Чтоб она мою Ксюшку полюбила, как свою. Разведенную лучше, чем вообще без мужа.

- Почему? – спросила Таня,
- Так мне кажется. Я вдовец, она разведенная, это будет честно. Полная симметрия. У обоих уже какой-то семейный опыт, понимаешь? Нет, ты понимаешь?
- Понимаю, - негромко сказала Таня.
- Вот, - сказал Олег. – Дальше пошли.

- Куда уж дальше… - усмехнулась Таня, слегка покраснев.
- Профессия и интересы! – сказал он. – Мне не нужно, чтоб это была просто жена. Я хочу, чтоб это была женщина-профессионал в своей области. Высшее образование, конечно. Лучше кандидатка наук. Чтоб она в свои тридцать шесть – тридцать восемь уже чего-то достигла. Чтоб занимала позицию, понимаешь? Не в зарплате суть. Суть в том, чтоб у нее у нее была своя карьера, цели и задачи в жизни. Мне вот такая жена нужна, понимаешь?
- Понимаю, - очень тихо сказала Таня, потому что она была кандидат наук и заведовала хоть маленьким, но отделом в какой-то хорошей фирме.
Их взгляды встретились.
Потом она прикрыла глаза и самую чуточку подвинулась к нему на диване, и почувствовала его руку на своем плече.
- Таня, ты меня поняла? – тоже негромко спросил он и посмотрел на нее.
- Да, - прошептала она.
Он потрепал ее по плечу и сказал:
- Ну, тогда постарайся найти для меня вот именно такую!
Встал с дивана и бодро прошелся по комнате.
Она тоже встала на ноги, резко огляделась.

***
Не стану рассказывать, что там было дальше…
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments