clear_text (clear_text) wrote,
clear_text
clear_text

Categories:

где резной палисад

ДАЧНОЕ. CROQUIS

 

Меня вообще на многих дачах оставляли "посидеть", пока родители в Москву съездят. Штук пять таких временных пристанищ было. Или больше. Все очень разные. Обстановку (в смысле интерьер) помню отлично. Не только где меня дитятею оставляли, но и вообще. Были трехкомнатные финские домики. Были четырех-, пяти- и шестикомнатные дома (типовые проекты). Были и нетиповые.

 

Помню роскошный и стильный дом Дыховичного (потом - Твардовского). Огромная гостиная с камином. Кабинет с ковровой дорожкой от стола к двери. Кто-то из друзей зашел и сказал: "Здрасссте, ваше высокопревосходительство!" Д. тут же убрал дорожку.

Дом его соавтора Слободского (потом - Юрия Трифонова; дом уже снесли). Красивая лестница посреди гостиной.

 

Дом Матусовского, массивный, немного аскетичный, в послевоенном стиле.

Дом Антокольского, с бесконечными картинами и скульптурами его жены Зои Бажановой.
Дом Мироновой и Менакера
– одноэтажный, картиночный, как из модного журнала домик. Полочки, тарелочки, красные крученые свечи.

 

Дом Нагибина - будто дом-музей его самого, с портретами хозяина в рамках красного дерева на столиках того же дерева, и вообще сплошной очень дорогой антиквариат, про который Юрий Маркович говорил мне: "Понимаешь, но это же не просто баловство (он произносил "бауоуство"), а часть жизни!"

 

Дом Романа Кармена - простой финский домик с роскошными авторскими фотографиями на стенах.

Дом иллюстратора Ореста Верейского – весь второй этаж превращен в одну комнату-мастерскую. На низких стеллажах альбомы с репродукциями. Я в 12 лет часами рассматривал рисунки Матисса.

Дом драматурга Симукова – простой, немаленький, но уютный. Лампа над письменным столом свисала с потолка на крученом по-старинному шнуре.

 

Дом эстрадного автора Владимира Масса, увешанный самодеятельными, но милыми картинами-гуашами хозяина.

И дом прекрасного писателя и редкостного человека Владимира Тендрякова. Кабинет, забитый книгами. Там я, сидя на полу, прочитал "Заратустру". Или мне показалось, что прочитал.

Всех не перечислишь.

 

Дом, в который я (и, наверное, никто не заходил) – языковеда академика Виноградова. Самый большой в поселке – тогда. По проекту Жолтовского. С колоннами. Плохой архитектор был Жолтовский. Эпигон.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments